Реформа НАК «Нефтегаз Украины»: одна модель разделения, два пути реализации

19 февраля 2016 г. НАК «Нефтегаз Украины» и Министерство энергетики и угольной промышленности в ходе круглого стола «Реформа корпоративного управления и отделения функций по транспортировке и поставке природного газа НАК «Нефтегаз Украины», организованного комитетом ВРУ по вопросам ТЭК, представили свои модели реформирования компании.
 
Варианты Минэнергоугля и «Нефтегаза» различны, хотя оба основаны на одной из трех моделей, предложенных Европейским энергетическим сообществом в Третьем энергетическом пакете. Что представляют собой эти модели?
 
Имущественное разделение с последующей продажей сетевого бизнеса третьим лицам (ownership unbundling – OU). Применение такого сценария означает вынужденную или добровольную продажу вертикально-интегрированными компаниями активов в виде газовых сетей, а добывающей или поставляющей компании не разрешено выступать в качестве мажоритарного акционера оператора, равно как и назначать членов наблюдательного совета, реализовывать право голоса при принятии решений. Но поставщики оставляют при этом за собой право решать, кому и по какой цене они продадут сети. Это модель наиболее жесткая для внедрения, но ряд крупных вертикально-интегрированных компаний в ЕС пошли по этому пути. Эта модель стала базовой для разработки поэтапного плана реформирования «Нефтегаза».
 
Модель независимого системного оператора (Independent System Operator – ISO) Согласно этой модели, поставляющая компания может оставаться собственником транспортной системы, но должна передать ее независимой компании полностью в эксплуатацию. При этом к оператору предъявляются высокие требования: он не должен контролироваться или принадлежать вертикально-интегрированной компании, а также должен обладать достаточными финансовыми, техническими и кадровыми ресурсами для выполнения стоящих перед оператором задач.
 
Модель независимого оператора сетей (Independent Transmission System Operator) Согласно этой модели поставляющая компания может быть собственником и управлять сетями. Управление при этом осуществляется дочерней компанией, которая должна иметь возможность принимать решения по всем финансовым, техническим и другим вопросам независимо от материнской компании. Наблюдательный совет несет ответственность за соблюдение финансовых интересов материнской компании, но без вовлечения в каждодневные деловые операции. Применение такой модели в Украине оставляет открытым вопрос о реальном невмешательстве материнской компании в бизнес по транспортировке, поскольку практика газового рынка Украины имеет обратные примеры.
 
Несмотря на то, что в вопросе реформирования «Нефтегаз» и Минэнергоугля опираются на одну модель разделения, ее ре­ализацию они видят по-разному. Наиболее оптимальной и применимой в условиях украинского газового рынка избрана модель OU, которая предусматривает отделение деятельности путем разделения права собственности.
 
Для эффективного внедрения модели OU Минэнерго­угля выступает за передачу под свой контроль государственных компаний-монополий, а именно: ПАО «Укртрансгаз» (останется оператором ПХГ и ГТС), ПАО «Укртранснефть» и НЭК «Укрэнерго». НАК «Нефтегаз» в этом случае останется под управлением Мин­экономразвития (МЭРТ) и будет осуществлять только трейдерскую деятельность (покупка/продажа газа), выполнять функцию поставщика последней надежды и никоим образом не будет контролировать добычу в Украине. Акции добывающих компаний – ПАО «Укргаздобыча» и ГАО «Черноморнефтегаз» передаются новосо­зданному юридическому лицу – Государственному холдингу, который будет находиться под управлением МЭРТ и работать по стандартам корпоративного управления ЕС. При этом Минэнергоугля не исключает дальнейшей приватизации этих компаний с целью привлечения инвестиций в отрасль. Кроме того, ведомство настаивает на скорейшем выведении ПАО «Укргаздобыча» из-под управления «Нефтегаза» в связи с рассмотрением судебного дела в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма по пересмотру контрактов с ОАО «Газпром». Поскольку «Укргаздобыча» не включена в список государственных предприятий, приватизация которых запрещена, в случае проигрыша дела это грозит утерей ряда активов. Указанные изменения предлагается внедрить в срок до 1 декабря 2016 г. Минэнергоугля предлагает также ослабить влияние премьер-министра Украины в сфере исполнения функций управления корпоративными правами государства и/или государственной собственностью. Такие решения, по мнению министерства, должны приниматься Кабинетом Министров Украины коллегиально, и благодаря этому Минэнергоугля сможет быть действительно независимым государственным органом и успешно выполнять возложенные на него задачи.
 
Предложенный «Нефтегазом» проект реструктуризации компании существенно отличается от проекта Минэнерго­угля. А именно: оператором ГТС должно стать новое ПАО «Магистральные газопроводы Украины» (МГУ), которое будет создано с привлечением иностранного партнера. Компания должна осуществлять все функции и обязанности оператора ГТС без привлечения ресурсов вертикально-интегрированных организаций. По мнению НАКа, привлечение иностранного партнера будет способствовать повышению уровня доверия к Украине со стороны международных поставщиков и европейских партнеров и принесет с собой необходимые коммерческие и технические ноу-хау. В структуре же ПАО «Укртрансгаз» останутся ПХГ.  
 
«Нефтегаз Украины» не исключает, что со временем часть ПХГ будет приватизирована, а для их управления будут привлечены европейские или американские партнеры. Управление корпоративными правами государства в МГУ будет осуществлять Фонд государственного имущества Украины (ФГИУ). После создания эффективной и регулятивной среды «Нефтегаз» должен быть выведен из-под управления Минэнергоугля и передан под управление новой государственной холдинговой компании, а активы группы «Нефтегаз» – полностью или частично приватизированы. Ожидаемая трансформация группы «Нефтегаз» должна быть завершена до 2020 г. Как и Минэнергоугля, «Нефтегаз» настаивает на скорейшем создании нового оператора ГТС до завершения судебных разбирательств в Стокгольме.
 
Оба проекта имеют свои слабые стороны и требуют внесения изменений в действующее законодательство Украины. В частности, много вопросов возникает при определении статуса нового государственного холдинга и его зависимости от Кабинета Министров. В модели «Нефтегаза» вызывает беспокойство статус ФГИУ, который будет осуществлять управление корпоративными правами государства в МГУ. В настоящий момент Фонд гос­имущества лишен возможности полноценно управлять государственными активами, и кроме того, он находится в прямой зависимости от Кабмина, который согласно действующему законодательству направляет и координирует работу ФГИУ. И опять же, новосозданный холдинг по управлению государственными компаниями, который НАК предлагает внедрить для управления «Нефтегазом» и входящими в него структурами, будет также находиться в прямом подчинении у Кабмина. О какой же независимости здесь может идти речь?
 
Ныне «Нефтегаз» является поставщиком последней надежды, гарантированным поставщиком для отдельных категорий потребителей природного газа и занимает монопольное положение на рынке природного газа в стране, поскольку влияет на «Укртрансгаз», «Укртранснефть», «Укргаздобычу» и «Черноморнефтегаз», входящие в состав его активов. Фактически НАК объединяет в себе три основные функции: транспортировку, распределение и хранение природного газа, которые по закону «О рынке природного газа» должны быть обособленными и независимыми друг от друга. Мы считаем, что НАК должен потерять свое влияние на указанные выше государстенные компании, которые должны получить независимый статус для надлежащего выполнения ими функций, установленных Законом «О рынке природного газа». При этом целесообразнее разделить активы НАКа таким образом, чтобы они не находились в управлении одного лица – НАК «Нефтегаз Украины» или Кабинета Министров. Таким образом удастся избежать угрозы повторной монополизации рынка природного газа в Украине и доказать нашим западным партнерам, что мы способны построить независимый и конкурентоспособный рынок природного газа в нашей стране.
 
Окончательную точку в выборе модели реструктуризации «Нефтегаза» должно поставить Энергетическое сообщество, Секретариат которого сейчас внимательно изучает обе предложенные модели.
 
 
Роман Сторожев, президент ассоциации "Недропользователи Украины", «Терминал» №9 (803) от 29 февраля 2016 г.