Р. Сторожев: До конца года ренту надо снизить на 10% (часть II)

А также - о перспективах возвращения инвесторов в добывающую отрасль Украины
 
Продолжение интервью с президентом Ассоциации «Недропользователи Украины» Романом Сторожевым. Hubs беседовал об инвестиционном климате в добывающей отрасли, налоговой политике на газовом рынке и перспективах возврата инвесторов в отрасль.
 
 
 О рентных платежах
 
— Есть мнение, что рентные платежи для добычи нефти и газа нужно снижать. Вы с этим согласны?
 
— Мировая практика свидетельствует, что у нас одни из самых высоких рентных платежей в мире. Например, в Канаде — 5-6%, тогда как в Украине — 14 % (при добыче на глубине свыше 5 тыс. м), 28% (на глубине менее 5 тыс. м), а для договоров о совместной деятельности с участием госкомпаний — 70%. Да и не во всех странах есть такой налог, как рента. Есть налог на прибыль, на землю, дивиденды и т.д., а рентных платежей нет. Поэтому, думаю, нам стоило бы если не отменить ренту, то, безусловно, снизить ее
 
Увеличивая ренту в 2014 году, власти стремились как можно больше увеличить поступления в госбюджет. Это понятно. Но сейчас, когда ситуация стабилизировалась, мы видим, что теряем от таких мер инвестора, объёмы добычи, ренту нужно снижать. Ведь сегодня газ — это такое же оружие, как и ракеты. За год мы потеряли 3% добычи газа (600 млн куб м). Этот объём нам пришлось купить в Европе. И нужно учесть, что в дальнейшем падение будет более интенсивным: сначала 3%, потом 5%, потом 10% в год. За 5 лет мы можем прийти к катастрофическим последствиям.
 
— Многие считают, что мировые цены на энергоресурсы в ближайшее время будут снижаться. На сколько нам необходимо снизить ренту?
 
— При дальнейшем падении цен на углеводороды ренту нужно будет пересчитывать в сторону снижения. Думаю, еще не менее чем на 10% к концу года. Иначе, если цены на энергоносители будут продолжать падать, мы будем терять добычу.
 
О добыче газа
 
— Мы и без этого будем терять добычу. Сокращение добычи — мировая тенденция.
 
— Я бы так не сказал. В Украине сейчас все инвесторы опять начали бурить. Проекты по бурению, которые были заморожены: иностранные компании с активами в Украине — Serinus Energy, Regal Petroleum, JKX, Arawak Energy — полностью прекратили инвестиции в бурение, размораживаются. Например, увеличить добычу планирует компания Burisma, Нефтегаздобыча и другие частные компании.
 
За рубежом, действительно, ситуация с добычей плачевная. А у нас в стране дефицит газа и мы до сих пор достаточно много импортируем. И этот импортный объем — это потенциал для увеличения внутренней добычи. Конечно, 100% удовлетворение внутренних потребностей собственной добычей — это идеальный вариант. Но по нормативам у нас не должно быть более 50% импортированного газа. А сейчас потребление порядка 40 млрд куб.м в год, из которых почти 20 млрд куб.м собственной добычи. Мы можем наращивать собственную добычу до 40 млрд куб. м., у нас на это есть внутренний спрос.
 
Вообще украинский рынок газа — один из самых больших рынков в Европе, потенциально это суперликвидный рынок. Есть собственная добыча, есть сбыт. По логистике страна удобно расположена и у нас очень развита инфраструктура. Одна из самых больших и развитых газотранспортных сетей в Европе. Есть и хранилища, и магистрали высокого давления, разветвленные сети среднего и низкого давления. Высокий уровень газификации.
 
— Кто в последние годы больше наращивал добычу в Украине : частные компании или государственные?
 
— Самые большие успехи демонстрировали частные компании — в некоторые годы до 30% ежегодно. Благодаря этому добыча газа в 2013 г. увеличилась по сравнению с 2012 г. на 1,7% (до 20,4 млрд куб м), в 2014 г. — на 4,3% (до 20,2 млрд куб м). Но в 2015 году добыча сократилась на 3,1% (до 19,2 млрд куб м). Это результат повышения ренты. Компании максимально сократили объемы буровых работ, снизили или вообще приостановили инвестиции. Это были вынужденные меры.
 
А вот государственная добыча газа стоит на месте. Из госпредприятий средства вымываются на субсидирование населения. Но эту задачу должен выполнять госбюджет. Государственным предприятиям нужно давать больше денег за продукцию, которую они производят. Если будет соответствующее финансирование, то «Укргаздобыча» может  тоже демонстрировать существенные показатели роста добычи.
 
Перспективы газового рынка
 
— Как вы видите развитие рынка газа в Украине?
 
— На данный момент у нас принято очень прогрессивное, на мой взгляд, законодательство. Но есть несколько спорных моментов. Например, механизм создания страхового запаса природного газа для участников рынка не работает в его нынешнем виде. Его нужно отменить или оставить для защищенных категорий потребления, а именно населения, теплокомунэнерго, теплоэлектроцентрали (НАК «Нафтогаз Украины» уже выдвинул такую инициативу — ред.). Для них могут быть сохранены нормы страхового запаса в физическом эквиваленте максимум на две недели. Для остальных категорий потребителей он не нужен. Его могут заменить финансовые инструменты, либо это должен быть выбор самого поставщика. При выходе на рынок потенциальных поставщиков из других стран та же проблема — страховой запас, который является барьером для входа.
 
Кроме того, плата за вход в газотранспортную систему. Она должна быть введена, но на сегодня $12, 5 1 куб м газа на входе в Украину — это достаточно много. Плата за транзит, страховой запас и другие механизмы, которые стоят денег, — все это трейдер не может финансировать за свой счет. В конечном итоге это перекладывается на конечного потребителя. Соответственно цена на газ для потребителя увеличивается, а конкурентоспособность украинской продукции на мировых рынках уменьшается.
 
 
К тому же все категории потребителей должны покупать газ на рынке. Покупать газ по рыночным ценам должно население, производители горячей воды и тепла для населения. Эти категории находятся в зоне субсидирования государства, и пока там тарифы не позволяют поставлять газ по рыночным ценам. Но для всех потребителей должны быть рыночное цены, тогда мы увидим, что большое количество поставщиков будет работать и с этими категориями.
 
— Как, по-вашему, можно достичь безопасности поставок газа?
 
— Физической безопасности поставок можно достичь, только обновив инфраструктуру. Это ремонт сетей, которые изношены, в основном это сети среднего и низкого давления. Если говорить о безопасности поставок в целом, то это зависит от баланса газа, то есть от соотношения импорта и ресурсов собственной добычи. Увеличивающаяся доля газа собственной добычи в балансе способствует укреплению энергетической независимости и стабильности торгово-финансового баланса. Нужно понимать, что каждая тысяча кубометров импорта покупается за валюту. Несмотря на то, что сегодня успешно осуществляются поставки по реверсному маршруту, но в основном это импортный газ и мы должны иметь собственную альтернативу. Кроме того, необходима диверсификация ресурсов поставок. Сейчас Украина достигла достаточно большого прогресса. У нас есть три точки входа: Польша, Венгрия, Словакия, через которые идут реверсные потоки газа. Обсуждаются еще поставки из Румынии. Чем больше будет поставщиков, тем лучше.
 
О роли НАК «Нафтогаз Украины»
 
— Как повлияет на участников рынка реформирование НАК «Нафтогаз»?
 
— Самое главное в том, чтобы эта компания перестала влиять на рынок.
 
— Если так, то может быть, имеет смысл ее вообще ликвидировать?
 
— Я бы не подходил к этому вопросу так радикально. «Нафтогаз» может остаться в роли гарантированного поставщика, потому что он обладает мощными ресурсами. Сейчас это самый большой поставщик газа в стране. Если он перестанет влиять на «Укртрансгаз» и его монополия будет разрушена, то он может остаться как гарантированный поставщик, поставщик последней надежды, предлагая свои объемы газа, которых у них в достаточном количестве.
 
«Укртрансгаз» не должен находиться в собственности или под контролем НАК «Нафтогаз». Потому что де-факто, если ты владеешь какой-то компанией, ты все равно влияешь на принятие ею решений, даже если там независимый менеджмент. Собственник, который тоже является игроком на рынке, и естественно пользуется этим своим монопольным положением. Если собственность разделить и функции разделить, то будем иметь рыночную модель.
 
Про договора о разделе продукции
 
— Каковы, по вашему мнению, в Украине перспективы такой формы соглашений, как договора о разделе продукции?
 
— У нас этот вопрос стал, если можно так выразиться, долгоиграющим. Во многих странах такие договора прекрасно работают, но в Украине этого так не произошло. По разным причинам, в том числе и из-за того, что большая часть таких договоров заключалась для добычи углеводородов на площадях Черноморского шельфа, а также Донецкой и Луганской областей, где есть сланцевый газ. Естественно, никто в сложившейся ситуации не будет реализовывать эти проекты.
 
— Могут ли договора о разделе продукции стать альтернативой договорам о совместной деятельности, по которым сейчас у частников и государства много взаимных претензий? По уплате налогов, расценкам на газ, добытый по таким договорам, выполнению инвестобязательств, выведению средств и т.д…
 
— Да, думаю, соглашения о разделе продукции здесь могут помочь. Ведь при такой форме договорных отношений инвестор получает продукцию в натуральной форме и продает ее сам, и государство делает также. То есть государство сможет самостоятельно распоряжаться своим газом, продавать его, как считает нужным: задешево населению или по рыночной цене  — промышленности. В общем этот механизм перспективный, но пока у нас не работает.
 
У нас пока даже нет рабочего закона по этой теме, такого, который бы всех устраивал. И нет механизма перехода от одной формы договора к другой, то есть от совместной деятельности к договору о разделе продукции. То, что было, — оказалось неработоспособным. Поэтому все крупные инвесторы ушли из этих проектов, это Shell, Chevron.
 
— Вы допускаете возможность, что инвесторы, которые за последние два года ушли из Украины, закрыв свои проекты по добыче нефти и газа, вернуться к нам? Что для этого должно произойти?
 
— Если говорить о сланцевом газе, на ближайшее время не вижу такой перспективы. Пока его себестоимость в Украине выше, чем цена на традиционный природный газ. Поэтому я не понимаю, как в Украине сейчас можно реализовать проект по добыче сланцевого газа. Если цены и спрос на энергоносители начнут расти, тогда можно будет вернуться к этому вопросу. Но опять-таки в основных регионах залегания сланцевого газа ситуация нестабильная.

 

 

16 марта 2016
Hubs.ua