"Газовая корзина" Украины: какую долю составит отечественный газ?

Украина ведет с Россией не только затяжные бои за Донбасс, но и затянувшие дипломатические с участием Европейской комиссии за транзит газа через территорию Украины и поставки российского газа "Нафтогазу" по ценам европейского рынка. Словом, продолжается непростой торг за второй так называемый зимний пакет. Формально 16 сентября на переговорах в Вене стороны достигли договоренности по основным пунктам и ожидают подписания соглашения на следующей неделе с тем, чтобы уже с 1 октября "Газпром" возобновил газопоставки в Украину для ее потребностей на условиях предоплаты.
 
Согласно первому "зимнему пакету" "Нафтогаз Украины" закупал российский газ с конца ноября 2014 г. по 1 июня 2015 г. Импорт российского газа непосредственно для потребностей Украины, по словам топ-менеджеров правительства и "Нафтогаза", должен лишь дополнять так называемую диверсифицированную газовую корзину страны, чтобы снизить риски и зависимость от одного импортного источника газа — "Газпрома". И в прошлом году в этом смысле удалось достичь значительного прогресса, увеличив импорт газа из Европы, как неоднократно рассказывало ZN.UA. Но основным источником газообеспечения Украины была и остается добыча природного газа на ее собственной территории. Здесь успехи, как свидетельствуют факты, оказались значительно скромнее.
 
Учитывая инертность этой отрасли, падение темпов добычи уже в этом году может крайне негативно сказаться на общей ситуации с газом. Уже в текущем году ситуация с добычей газа в Украине резко ухудшилась. Это касается как государственной компании "Укргаздобыча", полугосударственной "Укрнефти", так и частных добывающих компаний. Если за первые восемь месяцев прошлого года рост добычи составил 2,5%, то в этом году за аналогичный период, наоборот, наблюдается падение добычи на 2,5%. В абсолютных показателях падение уже составляет 300 млн кубометров. В масштабах страны, на первый взгляд, вроде бы пока некритично, но настораживает тенденция. Об этом и многих других сопутствующих проблемах отечественной добывающей отрасли 10 сентября состоялся предметный разговор с непосредственными участниками украинского рынка газа в ходе заседания круглого стола "Будет ли Украина с собственным газом: добыча, налоги и инвестиции", организованного ZN.UA и консалтинговой компанией "Ньюфолк".  Для публикации мы выбрали самые аргументированные и яркие, на наш взгляд, выступления спикеров.
 
По мнению большинства из них, главной проблемой добычи газа в Украине остаются высокие налоги. Повышение ренты в два раза в августе прошлого года радикально изменило ситуацию на рынке. Период стремительного роста в газодобыче закончился, и сегодня эта отрасль переживает, мягко говоря, не лучшие времена. Определенный запас прочности компаний и инертность процессов газодобычи еще не позволяют в полной мере ощутить глубину проблем добывающей отрасли. Помимо высоких налогов, у частных компаний есть много других проблем, связанных, в первую очередь, с государственной политикой в отношении газодобычи. Показательным примером служит ситуация с крупнейшей частной газодобывающей компанией "Нефтегаздобыча", которая в последние три года входит в структуру ДТЭК. Уже пять месяцев государственные органы блокируют работу компании. Ее счета арестованы, что не дает возможности продавать газ, "Нефтегаздобыча" вынуждена отдавать его в газотранспортную систему, фактически закачивать в подземные хранилища газа (ПХГ) на не совсем определенных условиях. На сегодняшний день около 450 млн кубометров газа компании находится в подземных хранилищах. Грубо говоря, этот газовый ресурс просто изъяли с рынка, а это треть всего газа, добываемого частными компаниями. Если ситуация не изменится, то около тысячи человек, работающих в компании, а также подрядчики, останутся без работы.
 
Политика государства в отношении частной газодобычи не только чревата проблемами в энергетической сфере, но и будет иметь значительные последствия для всей экономики и социальной сферы, особенно в тех регионах, где работают добывающие компании, включая частные, и где они взяли на себя значительную часть социальной нагрузки.
 
Олег ПРОХОРЕНКО, глава правления ПАО "Укргаздобыча": "Если политика государства относительно "Укргаздобычи" не изменится коренным образом, мы и в дальнейшем будем терять собственный газ. Представляя самую крупную государственную газодобывающую компанию страны, к сожалению, считаю необходимым говорить об угрозе падения добычи. Потому что, если политика государства относительно ПАО "Укргаздобыча" не изменится коренным образом, мы и в дальнейшем будем терять добычу газа в Украине. Ответственно заявляю: к сожалению, наблюдаем падение добычи газа уже в этом году. Это 200 млн кубометров в зоне АТО и падение добычи природного газа по компаниям, работающим по договорам совместной деятельности (СД) с ПАО "Укргаздобыча". В этом году, точнее, во втором полугодии, мы уже работаем в новом режиме налогообложения — рента на добытый газ составляет 70%. Такая ситуация убивает компанию. Мы делаем множество расчетов, прогнозов, делаем много для экономии средств... но это нас не спасет. Вот последние расчеты, подготовленные нами. На нашу экономику влияют четыре главных фактора.
 
Первый — цена реализации газа.
 
Второй — мировая цена на нефть, к ней привязаны цены на наши нефтепродукты и сжиженный газ, который мы производим и реализуем.
 
Третий фактор — уровень ренты, т.е. налоги.
 
Четвертый — уровень расчетов с НАК "Нафтогаз Украины", которой продаем весь добытый газ.
 
Что сейчас происходит? Мы работаем при ренте 70%, за последний месяц цена на нефть просела на 20–25%. Это означает, что средства, которые мы планировали получать за продажу нефтепродуктов и за счет которых финансируется текущая деятельность компании, мы недополучим. Если мы планировали получать за нефтепродукты и сжиженный газ приблизительно 600 млн грн ежемесячно, то сейчас эта сумма не превысит 500 млн грн. И это еще не предел. Сейчас мы уже делаем прогнозы и расчеты, исходя из цены нефти 30 долл. за баррель. В базовом финплане на следующий год закладывалась цена нефти 60 долл. за баррель, но я не верю в такой прогноз.
 
Думаю, что цена нефти будет ближе к 30 долл. за баррель. При таких обстоятельствах, если рента составляет 70%, цена нефти — 30 долл. за баррель, а уровень расчетов "Нафтогаза" за газ "Укргаздобычы" — только 83%, что наблюдается за последний год, то после уплаты всех налогов нам остается на финансирование всей деятельности, операционной и капитальной, 1,3 млрд грн. Как это коррелируется с потребностями компании, если только на операционные затраты необходимо 5,7 млрд грн? Это, прежде всего, зарплаты, энергия, базовые запчасти для ремонтов, транспортные услуги, химические реагенты, проценты по банковским кредитам — без всего этого компания просто "остановится", мы не сможем обслуживать существующие скважины. Но это только текущая деятельность, без учета новых капитальных инвестиций. Для поддержки производства газа на существующем уровне, для компенсации естественного падения давления нам необходимы значительные инвестиции. Если мы вообще не делаем никаких капитальных инвестиций, не бурим, не осуществляем операции по интенсификации газодобычи, то уже в следующем году добыча может упасть до 12,4 млрд кубометров природного газа с 14,5 млрд кубометров в этом году.
 
Чтобы поддержать производство на уровне 14,5 млрд кубометров в 2016 г., нам необходимо инвестировать 13,5 млрд грн. Эта сумма включает 8,2 млрд грн на бурение, сейсмические работы, трубы, другое оборудование, обустройство и подключение новых скважин. Если мы бурим, подключаем новые скважины, движемся на уровне прошлого и текущего годов, то это даст прогнозируемо 1,24 млрд кубометров газа, для частичной компенсации естественного падения. Но этого недостаточно. Если мы хотим выполнить план по добыче газа в объеме 14,5 млрд кубометров в год, то нам надо дополнительно добыть 900 млн кубометров, которые мы можем получить, прежде всего, от операций по интенсификации существующих скважин и от ввода в эксплуатацию дожимных компрессорных станций. Это еще 5,3 млрд грн. Базовый уровень на следующий год (в случае отсутствия средств на инвестиции) — это падение добычи до 12,4 млрд кубометров. "Укргаздобыча" надеется добыть 14,5 млрд кубометров, т.е. необходимо компенсировать потерю 2,1 млрд кубометров газа. Для этого необходимы операционные затраты на уровне 5,7 млрд грн, капитальные затраты — 13,5 млрд. То есть, если остается рента 70%, если цены на нефтепродукты продолжают падать, у нас нет (не останется) средств даже на операционную деятельность, не говоря уже о капитальных инвестициях.
 
Возникает вопрос: что хочет государство от "Укргаздобычи"? Или государство продолжает выкачивать средства с компании через ренту на падающих объемах добычи газа, или государство хочет поддержать уровень добычи газа, который показывает компания. Чудес не бывает, мы можем сэкономить на закупках, на реализации, но добыча — это физический процесс, она падает все время, для ее поддержания необходимы капитальные инвестиции. Вот что происходит с добычей без инвестиций на примере одного из "молодых" наших месторождений — Кобзевского (см. рис. на сайте ZN.UA). До апреля 2014 г. за счет инвестиций преимущественно в новые скважины еще удавалось поддержать уровень добычи. Но все это время недофинансированным оставалось строительство дожимной компрессорной станции (ДКС), которая бы позволила поддержать добычу на уровне 2012–2014 гг., и уже с мая 2014-го месторождение стремительно начало терять дебит. После задержки в несколько лет ДКС все же была введена в действие, но уже сейчас она сможет разве что немного поддержать добычу на уровне середины 2015 г., эффект от ДКС значительно меньше — месторождение уже не сможет вернуться к уровню добычи 2012–2014 гг. То есть, чем больше мы медлим с инвестициями, тем больше будем терять в добыче газа и даже можем потерять месторождение. Это простая физика процесса.
 
Государство должно выбрать путь: или мы не финансируем капитальные инвестиции государственной добывающей компании (путем уменьшения ренты), тогда в скором времени получим такую картину падения газодобычи по всем месторождениям, как показано на примере Кобзевского; или мы стремимся поддерживать добычу на постоянном уровне — тогда нужно инвестировать. Мы делали расчеты: если мы добываем 2,14 млрд кубометров газа (дополнительно, свыше показателей базового сценария в 12,4 млрд кубометров в 2016 г.), то это будет стоить государству 4,4 млрд грн (учитывая длительную амортизацию инвестиций, необходимых в следующем году). Если мы не добудем этот объем газа, государство ("Нафтогаз") пойдет на рынок и купит этот объем на импорте за 12,3 млрд грн. Это мы брали расчет цены газа в 250 долл. за тысячу кубометров. Государству в лице "Нафтогаза" все равно необходимо будет обеспечить эти 2,1 млрд кубометров. Возникает вопрос: что лучше — добыть его в Украине, что даст нам зарплаты работникам, загрузит заказами отечественные предприятия, или забрать деньги у нас через ренту, а потом этот же газ купить в России втрое дороже? Сохранение ренты в 70% — это дополнительные расходы бюджета на закупке газа и усиление нашей газовой зависимости от России. 
 
Артур СОМОВ, финансовый директор "Карпатыгаз": "При 70% ренты даже торговля наркотиками становится неинтересной. Мы работаем на основе договоров о совместной деятельности с госкомпанией "Укргаздобыча". В своем выступлении я остановлюсь на трех принципиальных пунктах. Пункт 1. Что касается страхового запаса, то я хочу, чтобы все поняли, почему частные компании так встревожены. На сегодняшний день газовый бизнес, я это могу сказать ответственно, не верит государству. В любой государственной инициативе начинается поиск "где зарыта собака", и даже не собака, а целая лошадь. Наверное, это проблема всего государства, почему не были выстроены коммуникации, по крайней мере, с нефтегазовым бизнесом.
 
Наверное, если будет корректное отношение, то через определенное время доверие вернется. Но на сегодняшний день доверия газового бизнеса к государству нет. Это касается и ситуации прошлой зимой, когда НАК "Нафтогаз Украины" выступила монопольным поставщиком газа для более ста крупнейших предприятий. Это касается и нашего личного опыта работы при предыдущих правительствах.
 
Пункт 2. "Карпатыгаз" работает на стыке государственного и частного бизнеса — сотрудничаем с "Укргаздобычей". Я на 110% поддерживаю руководителя "Укргаздобычи". Сегодня в Украине складывается довольно интересная ситуация: все инициативы по снижению рентных платежей касаются только частных компаний, на которые приходится 15–20% добычи газа. Тогда как огромная доля рынка — 80%, которые приходятся на "Укргаздобычу", — облагается рентой в размере 70%. Основная проблема рынка газа — рента, рента и еще раз рента. Не прозрачность рынка, не тендеры… При 70% ренты даже торговля наркотиками становится неинтересной, не говоря уже о добыче газа в Украине. Поэтому, будет снижена рента — придут инвесторы. Опыт предыдущих двух-трех лет показал, что непрозрачность рынка, проблемы его инфраструктуры не отталкивали иностранных инвесторов от прихода в Украину. Вот JKX пришла еще в середине 90-х прошлого столетия, когда в Украине была вообще непонятная ситуация. Это же касается Burisma, Shell и т.д. Если компании облагают какими-то безумными налогами, то неважно, какие другие условия созданы, это будут только производные вещи.
 
Пункт 3, для нас достаточно болезненный, — СРП (Соглашение о разделе продукции). На самом деле, когда разговариваем с депутатами, все всё понимают. Но важен результат! В июле был провален законопроект по изменению, улучшению СРП. Потому что вышел на трибуну Рады депутат одной из правых партий и бездоказательно заявил, что это все плохо. И все проголосовали против. Популизм не просто зашкаливает, он уже не ограничен. Возвращаясь к проблемам компании "Карпатыгаз", нас сегодня государство толкает на подписание СРП. Но, наверное, не в тех условиях, которые существуют сегодня. Когда мы подадим документы на подписание СРП, когда это все будет утверждено, боюсь, что к тому времени мы будем уже "немножко мертвыми", подписывать СРП уже будет не с кем. А в целом мы приглашаем всех иностранных инвесторов в нефтегазовую отрасль Украины.
 
Андрей МИЗОВЕЦ, президент Ассоциации "Газовые трейдеры Украины": "Страховой запас газа на предлагаемых условиях — это замораживание средств". Добавим немного цифр. Начнем с того, что, по информации "Укртрансгаза", за июль для промышленности было поставлено 640 млн кубометров газа. Из них "Нафтогазом Украины" — 60 млн кубометров, компаниями, связанными с облгазами, — 40 млн, не считая ОПЗ, все остальное "закрыли" частные поставщики-трейдеры. То есть доля частных трейдеров в летний период достигает 80% в объемах поставок промпотребителям.
 
Конечно, с осени их доля будет снижаться, а доля "Нафтогаза" и облгазов расти. Но сам факт, что частные поставщики играют важную роль в обеспечении газом промышленности, говорит о том, что работа ведется, и есть результат. Еще цифры. В прошлом году рост добычи частных компаний достигал 30%, а в этом году мы ожидаем падение.
 
Почему? Ответ простой: налоги, рента, средства вымываются. Отдельно вспомним постановление Кабмина о принудительном переводе потребителей на газообеспечение "Нафтогазом". До сегодняшнего дня для того чтобы вернуть потребителей, добывающие компании и связанные с ними трейдеры вынуждены продавать газ с большим дисконтом. Уже середина сентября, но у нас еще нет понимания, как мы пройдем зиму, отопительный сезон. У нас меньше газа в подземных хранилищах, чем в прошлом году. Да, в стране сократилось потребление газа, с начала года по промышленности — на 25%, всего по Украине — на 20%. Но падение потребления не решает вопрос закачки газа в ПХГ.
 
Следующая проблема — формирование страхового запаса. "Текущее" постановление Кабмина предусматривает для каждого поставщика 10-процентный запас газа от квартальных поставок, это около 30% объема поставок в месяц. Сейчас предлагается "страховать" 100%! Если постановление примут (как предполагается, 20 сентября), до 1 октября уже надо иметь страховой запас. Где его брать? Страховой запас газа — это замораживание денег. Если добывающие компании поставляют ресурс, значит, они тоже должны формировать запас, при этом еще и заплатить ренту за добытый газ, который и формирует страховой запас. Сегодня частные компании поставляют на рынок 350— 400 млн кубометров газа в месяц, или 1–1,2 млрд в квартал. По действующему законодательству, в ПХГ частники должны держать 120 млн кубометров газа, а по новому — уже 400 млн. Этот газ будет фактически "лежать" в подземных хранилищах вместо того, чтобы пойти на рынок — потребителям. По сегодняшним ценам это порядка 2 млрд грн, их надо где-то взять. Кредиты же сейчас никто не дает. Все с нетерпением ждут принятия закона о регуляторе, который расставит все точки над "і". Хочется, чтобы он был таким же прогрессивным, как и Закон "О рынке природного газа", которому мы действительно аплодируем.
 
Роман СТОРОЖЕВ, президент Ассоциации "Недропользователи Украины": "Увеличение страхового запаса убивает бизнес трейдеров, не решая проблему по сути. Дополнительно 300 млн кубометров газа в подземных хранилищах надо заместить на рынке импортным газом. Спасут ли Украину 300 млн кубометров газа в ПХГ в зимний период? Думаю, нет. 300 млн кубометров в масштабах страны — это очень мало, но если из оборота внутреннего рынка, то такая ситуация способна обвалить рынок, отпугнуть инвестора. Это потребует от поставщиков газа "заморозить" 100% оборотных средств, просто опустить их в хранилища. Где взять деньги? Кредиты в гривне сегодня — это 35% годовых, а если мы пойдем в иностранный банк первой категории, то там нам никто не даст денег, потому что для Украины там требуют шестикратное обеспечение кредита.
 
На Западе Украине на самом деле никто не верит, никто нам не даст газ на хранение, никто нам не даст дешевых кредитов. По факту решение об увеличении страхового запаса убивает бизнес трейдеров, а по сути не решает задачу наполнения ПХГ. Как я уже сказал, 300 млн кубометров — это очень мало для НАК "Нафтогаз Украины".
 
Правда, Юрий ВИТРЕНКО, директор по развитию бизнеса НАК "Нафтогаз Украина", возразил, что "Нафтогаз" еще в начале лета предлагал частным добывающим компаниям и трейдерам формировать запас газа в ПХГ на предстоящий зимний период как из ресурсов, добытых и добываемых в Украине, так и из импортируемых. Но ни одна компания на такой призыв не откликнулась. В этом смысле, по словам Ю.Витренко, вышеназванные участники рынка газа, можно сказать, подвели. И не разделили солидарную ответственность с НАКом. Тем не менее он уверен, что к началу отопительного сезона в украинских ПХГ будет накоплено минимум 16,5 млрд кубометров газа.
 
С учетом реверсных поставок и импорта от "Газпрома", утверждает Ю.Витренко, Украина может пройти предстоящий осенне-зимний сезон сравнительно безболезненно. Так что "караул!", по его мнению, кричать не стоит. Впрочем, более подробно о ситуации на рынке газа и ее видении Ю.Витренко и другими топ-менеджерами "Нафтогаза" мы расскажем в ближайших номерах ZN.UA.
 
Как и о позиции законодателей, в частности, депутата Ольги Бельковой. Она уверяет, что правительство ищет компромисс в налоговых взаимоотношениях с частными добывающими компаниями. И хотя это не окончательное решение проблемы, начало положено. Кроме того, О.Белькова инициировала проведение на следующей неделе круглого стола в рамках ТЭКовского комитета. Речь как раз и пойдет об СРП,  которым так противятся частные газодобытчики. 
 
 
21 сентября 2015
"Зеркало недели"