ЧТО ДУШИТ ГАЗОДОБЫЧУ В УКРАИНЕ?

Декларации правительства по наращиванию внутренней добычи во имя газовой независимости не подкреплены реальной законодательной реформой недропользования.
 
В последнее время тема энергетической независимости стала топ-вопросом, обсуждаемым как в правительственных кругах, так и в украинском обществе. Однако, анализируя результаты правительственных стараний в данном контексте, возникает вопрос по поводу «недовыполнения» намеченных планов украинскими политиками.
 
Для фактического подтверждения столь серьезных обвинений приведем немного печальной статистики. Так, добыча газа в Украине в январе-августе 2015 г. составила 13,17 млрд м3, что на 2,2% меньше, чем годом ранее. НАК «Нефтегаз Украины» за восемь месяцев снизил добычу на 4,9%. Добыча газа в августе 2015 г., по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года, снизилась на 1%, - до 1,68 млрд м3. добыча компаний НАКа в августе снизилась на 6,5%. Причиной снижения объемов добычи в 2015 г. стали высокие налоговые ставки на добычу природного газа и как результат - добывающие компании сократили или вообще прекратили какие-либо инвестиции.
 
Но ведь задача перед Украиной стоит совершенно иная: сделать все возможное для развития внутреннего производства газа для замещения импортируемого ресурса.
 
Спецразрешений как на разведку, так и на добычу в последние годы выдается меньше. И это не связано с потерей интереса у инвесторов к разработке украинских нефтегазоносных недр, а объясняется нестабильными условиями регулирования отрасли и работы компаний в нашей стране.
 
Украинские газовые ресурсы с каждым годом приобретают все большее значение для экономики страны и необходимо реформировать законодательную базу, чтобы создать комфортный бизнес-климат для инвесторов. Для этого процедура взаимодействия с государственными институциями должна быть стабильной и понятной, а законодательство – гарантировать защиту инвестиций.
 
Какие изменения в законодательство предлагаются сегодня?
 
В марте Кабинет Министров Украины принял постановление № 375-р, в котором была закреплена дорожная карта реформ в энергетическом секторе. И на протяжении 2015 – 2016 гг. предусмотрена разработка и предоставление на рассмотрение правительства для дальнейшего внесения на рассмотрение парламента определенных документов в сфере недропользования:
изменения в Налоговый кодекс в части налогообложения добывающих компаний с учетом лучшей мировой практики;
проект Кодекса о недрах в новой редакции;
также запланирован комплексный аудит частных и государственных пользователей нефтегазоносных недр, анализ состояния выполнения программ работ на участках недр и аннулирование действия специальных разрешений, по которым согласно закону не выполняется программа работ в полном объеме;
также в планах разработка программы постепенного отказа от не менее 5% спецразрешений, выданных госпредприятиям, по которым не предполагается возможность выполнить программу работ в полном объеме.
Стоит отметить, что именно непредсказуемость фискального режима вызывает много нареканий у недропользователей. Если ранее добывающие компании говорили больше о нестабильности правил ведения добычи углеводородов, в течении 2015 года все добывающие компании говорят о высоких ставках рентных платежей. С февраля 2015 года законодатели выдвигают инициативы снизить ставки, зарегистрировано более 10 законопроектов, но парламентариям только 6 октября удалось принять за основу соответствующий законопроект. О реальном снижении ренты говорить пока рано: для внесения предложений и поправок к законопроекту, который принят за основу, парламентариям отведен 14-дневный срок, и далее документ должен пройти еще 2 чтения в Верховной Раде Украины.
 
При этом снижение ставок – это не полный объем реформ, которые нужно провести. В законодательство нужно заложить не только ставки, но и методологию, на основании которой ставка могла бы рассчитываться для каждого конкретного месторождения, с учетом геологических условий и других факторов. Это даст возможность делать долгосрочные прогнозы по фискальной нагрузке в каждом отдельном проекте. Без стабильности и прогнозируемости налогового режима инвесторы будут отдавать предпочтение менее рискованным проектам, например в соседних государствах.
 
Нельзя не сказать и о новом Законе «О рынке газа», который вступил в действие 1 октября. Необходимая нормативно-правовая база принята не в полном объеме. В результате имеем правовую коллизию. Например, что касается добычи: согласно Налоговому Кодексу Украины, рента рассчитывается от граничной цены, но в новом законодательстве такого понятия нет. Соответственно - нет базы для исчисления объема налога для добывающих компаний. Законопроект № 3072, который был пода в Раду, включал пункт, позволяющий урегулировать, в том числе, и этот вопрос. Но проект был отклонен депутатами. И теперь, как исчислять объем рентных платежей добывающим компаниям в ноябре пока непонятно. Также непонятно, чем платить ренту при формировании страхового запаса, размер которого увеличен до 100% от контрактной ежемесячной поставки. Хотя для добывающих компаний это нововведение отсрочили до 1 января, но такая нагрузка вместе с высокой рентой губительна для компаний и крайне негативно скажется на финансовом состоянии в целом всех поставщиков природного газа.
 
Далее, говоря о налогах, важно сказать также о распределении рентного налога. В Верховную Раду вынесены 2 законопроекта о перераспределении между бюджетами разных уровней средств, полученных от оплаты ренты за добычу нефти, природного газа и газового конденсата. Цель - развитие административно-территориальных единиц и общин, на территории которых ведется добыча углеводородов за счет зачисления доли соответствующей рентной платы в местные бюджеты.
 
Это хорошая инициатива, но это не повлияет на развитие газодобывающей отрасли. В соответствии с Бюджетным Кодексом, рентная плата за пользование недрами для добычи нефти, природного газа и газового конденсата засчитывается в общий фонд государственного бюджета в полном объеме. Ассоциация «Недропользователи Украины» считает необходимым увеличить поступления в специальный фонд государственного бюджета от ренты и таким образом дать возможность увеличить финансирование геологоразведовательных работ за счет средств Государственного бюджета.
 
Дело в том, что расходы на геологоразведку из года в год снижаются. По результатам 7 месяцев 2015 года, объемы разведочного бурения сократились на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а эксплуатационного бурения – на 17%. За 8 месяцев 2015 г. объемы разведочного и эксплуатационного бурения по предприятиям нефтегазпрома снизились на 11% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. Критически низкое финансирование геологоразведовательных работ привело к тому, что мы имеем негативную динамику замещения добываемых ресурсов. Падение добычи – это основная тенденция 2015 года и для устранения этого понадобится не один год активных вложений денежных средств в разведывательное бурение и так далее.
 
Но привлекать инвесторов нужно не только низкими налоговыми ставками, но и предложением более эффективных организационно-правовых форм государственно-частного партнерства. И тут речь идет о более широком применении такого инструмента как Соглашения о разделе продукции. Пока Украина не имеет успешных примеров реализации таких проектов, но положительный опыт есть у многих стран мира. В Верховной раде зарегистрирован законопроект №3042 о внесении изменений в закон о СРП. Изменения направлены, в том числе, на уточнение и дерегуляцию процедуры заключения СРП на основе выданных ранее специальных разрешений.
 
Кроме того, такая модель добычи углеводородов должна гарантировать особые налоговые стимулы и в тоже время СРП перекладывает на инвестора основные риски по разведке и добыче. Основное отличие: фискальное перераспределение результатов осуществляется через механизм раздела именно продукции, то есть газа или нефти, но не через налоги, что типично для других механизмов. И вместе с тем компания-инвестор получает возмещение вложенных инвестиций в виде «cost gas» в соответствии с условиями СРП. А остальные добытые углеводороды распределяются между государством и инвестором. Это прогрессивная модель и улучшение законодательного регулирования СРП может помочь Украине привлечь больше инвесторов.
 
Но в рамках реализации как подобных, так и других проектов, добывающие компании сталкиваются с проблемой землеотвода. Если придерживаться законодательно установленных сроков, то для того, чтобы предприятия, которые осуществляют разведывательные работы, могли непосредственно приступить к их выполнению, нужно потратить не менее 4 месяцев. На практике же процедура отвода земельных участков может длиться 2-5 лет. Или, например, при получении промышленного притока нефти и газа в разведочных скважинах осуществляется их перевод в категорию добывающих и в таком случае необходимо разрабатывать проект отвода земельного участка в долгосрочное пользование в соответствии с отраслевыми стандартами и Земельным кодексом Украины с изменением целевого назначения этих земельных участков. До получения правоустанавливающего документа на земельный участок необходимо остановить обустройство продуктивной скважины, законсервировав ее на период оформления права на земельный участок. Это приводит к срывам сроков строительства трубопроводов-шлейфов к скважинам и введение их в эксплуатацию, уменьшает поступления в бюджеты. С целью урегулирования этого очень сложного вопроса разработан и поддержан профильным парламентским комитетом законопроект №3096, призванный упростить земельные вопросы добывающей отрасли. 
 
Как видим, ведется работа по снижению ставок рентных платежей, урегулированию земельного вопроса, но в течении года практически не было активных действий по разработке новой редакции Кодекса о недрах и других действий согласно дорожной карте. Поэтому в ближайшее время должна быть разработана новая редакция Кодекса о недрах Украины.
 
И в новой редакции нормативно-правовой акт должен представлять собой единый кодифицированный документ, регулирующий все отношения в сфере недропользования: вопросы оформления разрешительных документов по землеотводу; права собственности на недра; выдачу специальных разрешений на пользование недрами; добычу сырья и контроля за этим процессом; регулировать порядок доступа к геологической информации, цифровой базе месторождений; отведения земельных участков для реализации проектов по добыче, и т.д.
 
И в рамках этой работы должна быть учтена позиция добывающих компаний, профильных ассоциаций, общественных организаций, международных экспертов.
 
Несмотря на то, что вопросов много, но комплексная реформа законодательного поля сегодня крайне важна для Украины и изменение законодательства должно проходить достаточно быстро, чтобы в ближайшие 3 – 5 лет можно было увидеть первые результаты этой работы.
 
 
Детально о реформе недропользования смотрите в презентации  >>>
 
 
20 октября 2015
Лига.Блоги