Прочный фундамент свободного рынка - высокая конкуренция. Монополии, как и империи, разрушаются как дома на песке,- Роман Сторожев

 -Роман, давайте начнем с главного вопроса-что означает открытие рынка природного газа для населения. Как теперь изменится жизнь бытового потребителя в стране?
- Дело в том, что с 1 августа отменено государственное регулирование цен на природный газ. Теперь бытовые потребители могут покупать ресурс на открытом рынке, где цены не будут ограничены специальными обязательствами, регулируемыми Кабмином. Любой поставщик сможет сам устанавливать цену ресурса, которую он считает нужным. Все зависит от того, по какой цене он смог найти газ на рынке. С этого дня заработали рыночные механизмы и теперь игроки-трейдеры формируют интересные для потребителя предложения - например, отсрочку платежа, условия оплаты подекадно, возможности оплаты в следующем месяце, фиксацию цены на определенное время. Одним словом, чье предложение лучше, тот и победит. Понятное дело, что на этом рынке уже определены три группы компаний, которые будут доминировать ...
 
- А можно их назвать?
- Первая группа - это облгаззбуты, на них сейчас возложена функция ритейла. следующая - группа Нафтогаз, у них сейчас активно запускается ритейл, и они претендуют на эту часть рынка. Ну, и третья группа - о своих планах заявил ДТЭК. У компании есть мощная ресурсная база - сервисные центры по электроэнергии по всей стране, база потребителей, даже ДТЭК-Нефтегаз, который добывает более миллиарда кубов газа в год. ДТЭК, а точнее их газовый трейдер YASNO, заявил о планах выхода на рынок, где они активно будут поставлять газ населению. Однако, есть и другие независимые компании, не такие большие, они интересуются этим сегментом, но вопрос только - какие будут цены. Если рыночные, не ниже импортного паритета, тогда работать в этом сегменте будет интересно, на рынке ожидаем реальную конкуренцию. Пока мы наблюдаем, что НАК «Нафтогаз» планирует агрессивную политику в сегменте работы с конечным потребителем - промышленным и бытовым. На сегодняшний день они показывают, что готовы продавать газ по ценам не привязанными к импортному паритету. В «Нафтогазе» считают, что могут сами устанавливать цены на свои ресурсы, и в данной ситуации такая политика - цена на 7-10% ниже рынка.
 
- Роман, а зачем нужен поставщик «последней надежды» (ПОН)?
- Поставщик «последней надежды» - это как страховой механизм. Если какой-то потребитель не нашел себе поставщика, или от него отказались, но ему нужно потреблять газ, он идет к поставщику «последней надежды». Потребитель имеет право покупать там газ 60 дней ...
 
- Известно, что конкурс на ПОН выиграл «Нафтогаз», а с какой премией?
- Они выиграли конкурс по нулевой премией. Сказали, что будут выполнять эту функцию без дохода. Вот, предложили цену 2700 гривен на газ для поставщика «последней надежды». Это, на наш взгляд, выглядит несколько странно, так как, по идее, на рынке это должно быть самым дорогим механизмом ...
 
- А в чем тогда их интерес?
- И у нас это вопрос: а зачем вам тогда эта лицензия?
 
- Ходят слухи, что с потребителями они будут работать вовсе не 2 месяца ...
- Да, на рынке говорят, что ограничения в два месяца могут отменить. Но это пока только слухи, и нельзя об этом говорить, как о законодательной инициативе или проект постановления Кабмина. Обсуждают, что ПОН хотят сделать и на 12 и на 24, и даже на 36 месяцев. Если это станет правдой, тогда будет совершенно ясно, что поставщик «последней надежды» - это не более, чем инструмент для расширения выгоды на рынке, так как газ он будет всем отдавать по низкой цене. Соответственно, потребители будут идти дружными рядами к поставщику «последней надежды». И что еще интересно - трейдер Нафтогаза - ГМК «Нафтогаз» есть и трейдером, и поставщиком «последней надежды». Это - одно и то же юрлицо ...
 
- Но так нельзя. Как они выиграли конкурс?
- Ну, оказывается можно - подали заявку и выиграли. На мой взгляд, это неправильно. Поставщик «последней надежды» и трейдер должны быть разными юридическими лицами. А вообще, по моему мнению, структура управления дивизионами Нафтогаза приводит к тому, что мы не имеем независимого оператора. Такая же ситуация с Укргазвыдобуванням, оно же должно быть тоже свободное в своих коммерческих вопросах, но, де-факто, полностью контролируется Нафтогазом. И их трейдер, который работает в ритейле в промышленном сегменте и на бирже - тоже полностью контролируется Группой Нафтогаз. Сейчас эта структура владеет около 70% ресурса природного газа в Украину, и, де-факто, с 1 августа распоряжается им без каких-либо ценовых ограничений. Хочу сказать, они сами устанавливают цены, сами их регулируют. Вопрос в том, что, обладая таким ресурсом, и не привязываясь ни к каким индикатив при достаточно низкой себестоимости природного газа, они могут спокойно демпинговать и таким образом монополизировать рынок. Вот так это выглядит сейчас.
 
- Скажите, как быстро теперь можно сменить поставщика газа, а если у потребителя есть долг?
- Переход от одного поставщика к другому в целом занимает три дня. Можно перейти даже если у вас есть долг, но это разрешено только для населения. Промышленный же потребитель с долгом не сможет перейти к другому поставщику. Такие ограничения введены специально, чтобы они не переходили от одного поставщика к другому, мошенническим путем накапливая задолженность на рынке. Что касается населения, то были определенные действия со стороны облгаззбутив и операторов ГРМ, которые препятствовали переходу бытовых потребителей. Они придумывали разные хитрости: справки нужно разные собрать далее ... Понимаете, для людей, по сути, все равно, кто им будет продавать газ на 200 гривен в месяц. И когда им говорят: «Вот, свобода, идите, выбирайте поставщика», они: «О, действительно, надо выбрать поставщика», - приходят к оператору ГРМ или облгаззбуту, а им там: «А у вас долг, вы постойте в очереди ». Конечно, это будет серьезным барьером. Сейчас, даже если у вас есть долг, вы все равно можете перейти, но это не избавляет вас от того, что на вас подадут в суд (предыдущий поставщик), задолженность нужно будет погасить.
 
- Ну, допустим, вы- поставщик, что нужно сделать, чтобы с вами работать?
- Прежде всего - заключить договор, подписать заявление о присоединении и предоставить транспортное код. Далее я подаю на платформу, что вы - мой потребитель, и в течение 3 дней вы закриплюетеся за мной. С этого момента вы платите за газ и за магистральное транспортировки мне, а за распределение - облгаза.
 
- А с какой целью были разделены платежки за газ? Я их две получаю ...
- Одна платежка - это за газ и магистральный транспорт, так как Укртрансгаз передал функцию сбора средств поставщикам, чтобы легче было администрировать финансовые потоки. Операторы же ГРМ, наоборот, не хотят, чтобы для них собирали деньги, поэтому они получают плату за распределение и выставляют отдельную платежку.
 
- А при оформлении будет как на видео с господином Коболев, обязательно нужен электронной подписи?
- Смотрите, есть разные виды регистрации. Если ваш поставщик электронный кабинет, обладает системой, которая позволяет подписывать электронные документы, то тогда электронный пидписпотрибен. Другой вариант - у вас нет электронной подписи, вы приходите ко мне и просто подписываете бумажный договор. Это реально, и абсолютно не является проблемой.
 
- Роман, по Вашему мнению сколько процентов потребителей перейдет на новых поставщиков?
- Возьмем опыт Великобритании. После открытия рынка от BritishGas к независимым поставщикам ушло 50% потребителей. У нас есть мнение, что Операторы ГРМ, облгаззбуты потеряют за 2-3 года около 30-40% рынка. Кстати, недавно господин Коболев заявил, что он вообще видит 5-6 трейдеривв Украины. А больше, по его мнению, и не надо ...
 
- А сколько сейчас в Украине поставщиков газа?
- Сейчас 300 компаний.
 
- Это «спящие» лицензии или существующие на самом деле?
- Всего выдано 700 лицензий, активно работают именно 300 компаний, из них около 50 - это большие, а средних около 100. Остальные - это совсем маленькие трейдеры. Но, знаете, не надо забывать, что малый и средний бизнес - это очень активные люди. Вот глобальный поставщик может охватывать всю страну благодаря своим ресурсам, но он никогда не придет в определенный дом и не решит проблемы этого дома. А человек, который живет в этом районе, может создать свою компанию, взять на обслуживание 10 домов и подписать с ними договор на предоставление сервиса сетей. Допустим, нанял слесарей и газовых специалистов, прихожу к ним в каждый сезон, проверяю их оборудования. Я думаю, что «Нафтогаз» к такому сервису не дойдет никогда. Понимаете? И говорить, что здесь в этом сегменте малый и средний бизнес не имеет перспективы - это неправильно. Такая компания создает до 50 рабочих мест, она локальная, оперативная.
 
- А вы уверены в качестве работы с потребителем. Она не ухудшится?
- Конечно, нет. Никакой монополист не предоставит такого качества, как предоставляет малый и средний бизнес. Ну, вот смотрите, мы заходим в сетевую кофейню - Starbucks, покупаем там кофе, и мы заходим в маленькую семейную кафе, - мы покупаем за те же деньги два совершенно разных продукта. Они несут другую философию, другое качество сервиса. Крупный поставщик - да не зайдет в каждую квартиру, он не будет так оперативно, как локальный поставщик решать проблемы отдельно взятого потребителя, он выведет его в контакт-центр, где тот будет час «висеть» на телефоне и ждать ответа оператора.
Я не говорю, что мелкие компании захватят весь рынок, но они имеют полное право на жизнь ... Вы знаете, мы 20 лет уже на этом рынке и каждые лет 5 появляется государственный или общественный деятель, говорит: все, трейдеры не нужны. Но, как говорил мудрый царь Соломон: и это пройдет ...
 
- А что будет с ценой для населения? От каких факторов она будет зависеть?
- Понимаете, трейдеры - и малые, и большие, и средние - они готовы к конкуренции. У них разные бизнес-модели, как ты придумаешь - так и будет, но, если вопрос в том, что они не конкурентные по цене из-за того, что один из участников рынка демпингует, то никакого рынка вообще не будет. Нафтогаз для ритейла - для мелких и средних потребителей - из-за своей «дочку» в Кировограде дает цену, которая на 7-10% ниже, чем он торгует на бирже для других поставщиков. Понимаете, что происходит? Если, например какая-то компания поставщик хочет купить у Нафтогаза через Украинскую энергетическую биржу, то они выходят туда со стартовой ценой на уровне импортного паритета. И это верно. Но проблема в том, что они конечному потребителю продают ресурс на 10% дешевле, то есть это манипуляция ценами. Это неправильно, не по-рыночному.
 
- Хорошо, а что нужно сделать? Ну, например, приватизировать, продать Укргаздобыча ...
- Это глобальные планы, которые очень уж далеко. Вот, в 2013 году, когда в активную фазу вошел этап реформы Нафтогаза, все говорили о том, что мы хотим построить либеральный прозрачный рынок природного газа в Украине, и это даст нам возможности для интеграции в европейскую систему, для построения ликвидного рынка, для открытой конкуренции с наличием большого количества поставщиков. Понимаете, 2,3,5,7 поставщиков, а именно их большого количества. И это в конечном итоге должно привести к созданию ликвидного хаба, потому что географически и инфраструктурно мы очень для этого подходит. Единственный момент, который сейчас это останавливает - «Газпром» не хочет продавать газ на точках входа в Украине, на восточных границах.
Я считаю, что это должна быть стратегическая цель с точки зрения финализации реформы рынка природного газа. Но проблема в том, что у нас одна и та же болезнь. На каком-то этапе кто-то решает: нет, ну, конкуренция - это как-то все сложно, не подходит, давайте снова все сконцентрируем, монополизируем и у нас будет Нафтограз и еще, допустим, три компании каких-то больших. Но это же опять путь в никуда. Которая может быть ликвидность на таком рынке? Эти компании друг другу продавать?
 
- А как распределяется сейчас ресурс УГВ? Он поступает на биржу?
- Ресурс поступает в данный момент в одну компанию - НАК «Нафтогаз Украины», которая его использовала, по крайней мере, по их официальным заявлениям, только по объемам продаж механизмов ПСО, то есть для производства тепла, горячей воды для населения. На данный момент Нафтогаз свободно распоряжается этим ресурсом. Но, что интересно, 28 мая 2020 Нафтогаз и Укргаздобыча приняли решение подписать дополнительное соглашение к договору купли-продажи природного газа, которое действует с 1 июля 2020 до апреля 2021 по цене 2841 гривна 46 копеек без НДС. Вот они подписали 9000000000 кубов. Сегодня Нафтогаз торгует на бирже по цене - 4200 грн. Очень неплохой контракт. В трейдеров сегодня на рынке маржинальность 2%, а у Нафтогаза на сегодняшний день - 20%. Вот и думайте ... не много ли это?
 
- А какой выход из ситуации?
- Ну, у нас же рынок, который функционирует в онлайн-привязке к европейским хабов. Там цена ежедневно меняется, так как связана по времени с изменениями котировок. Считаю, что сегмент рынка «месяц вперед» - это прекрасная возможность работать с ресурсом Укргаздобыча. Все знают, что компания добывает 14000000000 кубов природного газа. Примерно все понимают, как этот газ в текущем году будет потребляться, то есть какой объем и в каком месяце должен выходить на рынок. Поэтому Укргаздобыча должно выставить весь свой объем и продавать его только через биржу, а НАК «Нафтогаз» вместе со всеми поставщиками пусть его покупает. Тогда все будет идеально, потому что реально открытая конкуренция. Кто лучше цену дал, тот ресурс и забрал.
 
- Роман, такой вопрос - кто на рынке отвечает за качество газа?
- Оператор ГТС. Он отвечает и гарантирует, что качество газа будет везде одинакова ...
 
-Тогда получается, что трейдеры, которые будут работать с населением, не несут ответственность за качество ресурса?
- Они и не могут ... Они не имеют к этому никакого отношения. Смотрите, оператор газотранспортной системы принимает газ из разных ресурсов - Укргаздобыча, Укрнафта, импорт, частный добыча и так далее. Весь ресурс приходи на газоизмерительные станции оператора. В этот момент газ должен быть подготовлен и соответствовать определенному ГОСТу, который установлен государством. Если этот газ не соответствует ГОСТу, оператор просто не должен его принимать. Все! Вот и весь вопрос.
 
- А в Украине газ качественный, калорийный?
- Чтобы снять вопросы качества газа раз и навсегда, нужно просто перейти на енергоодиници измерения, тогда вы будете как потребитель покупать не метры кубические газа и спорить о том, насколько он качественный-некачественный - вы будете покупать гигакалории (единица измерения энергии). То есть я купил столько-то энергии, которые потратил на подогрев воды, на отопление - и все. Тогда счетчик отсчитал мне столько-то калорий, а сколько кубов газа пошло на этот объем - это уже проблема оператора.
 
- Давайте вернемся к вопросу работы рынка газа, в частности тех его новых составляющих, с которыми сейчас приходится считаться как игрокам рынка, так и потребителям. Вопрос касается небалансов на рынке газа. Ну, во-первых, что такое физические небалансы?
- Физическое балансировки газотранспортных системы - основная задача оператора. Это безопасное функционирование и обеспечение его основных функций - доставки газа к потребителю, хранения ресурса и транзит. С физическим балансировкой в ​​Украине проблем не возникает, система работает стабильно, масштабных аварий никто не допускает. Есть форс-мажорные обстоятельства, но они оперативно устраняются. Но здесь основной вопрос - модернизировать газотранспортную систему, своевременно выделять средства на ремонт, заменять оборудования. Пока оператор с этой задачей справляется. В операторов ГРМ, конечно, есть проблемы -Снос сетей колоссальный, непонятно, на чьей они балансе, так как в ЖКХ именно в этом сегменте полный бардак. Поэтому они постоянно жалуются, что им не хватает средств. Так, тарифы подняли. Но что будет зимой? Если цена зимой резко пойдет вверх, то им снова будет не хватать денег на закупку газа, и они снова могут идти в небаланс и не рассчитываться.
 
- С этим разобрались. А что такое коммерческие небалансы и почему небалансы, это, в первую очередь - ответственность потребителя?
- Приведу пример. Допустим, вы - трейдер, у вас есть газовая сутки. Нужно своим потребителям обеспечить 100 000 кубов газа. В конце дня вы видите, потребители приняли более вашего ресурса или меньше. Ведь ситуация бывает разная - у ваших клиентов (потребителей) может быть форс-мажор, или он включился и резко начал отбирать ресурс ночью, а вам не сообщил. И ваша газовая сутки закрывается или с положительным небаланса, то есть остатком, или с отрицательным небаланса - дефицитом. Все небалансы регулирует оператор. Положительные небалансы он выкупает у трейдера, а негативные ему продает. На сегодняшний день рынок сбалансирован. Есть проблема в том, что операторы ГРМ отбирают на небаланс газ из сетей. Это было последние два года, когда им тариф не поднимали. И не платят за него. В них накапливаются долги, а финансирует это все оператор, так как он газ отдал, а денег за него не получил. Штрафы начислены, суды идут, но проблема пока не решается. В трейдеров же расчет за небаланс фактически - 99%.
 
- То есть с трейдерами все идеально?
- Нет, на сегодня существует две напряженных ситуации. Первая - в начале года ОГТСУ заключил договор по высокой цене с НАК «Нафтогаз». Им нужно было реализовать дорогие остатки газа с прошлого года. Когда эта цена стала известна, а оператор ее публикует, цены в этот момент резко пошли вниз, и трейдеры свои остатки начали срочно сбывать. Оператору стало понятно, что он не может купить дорогой газ только у Нафтогаза, ему еще нужно купить дорогой газ с рынка. Но это не понравилось, наверное, в Нафтогазе. И что они сделали? Они взяли задним числом, когда уже месяц закончился, подписали цену ниже, чем была, и назвали это «оптимизацией» своего портфеля. По этой ситуации некоторые из трейдеров, подали в суд на Оператора ГТС, уже прошли суд первой инстанции.
 
Вторая ситуация - весной все происходит с точностью до наоборот. Объявляется тендер на покупку газа для технологических нужд. Там была реальная конкуренция и большинство лотов выиграл Нафтогаз - он и дал лучшую цену. Но почему он так сделал? Все понимают, лето, реализация падает ... Ок! Оператор покупает этот газ и в соответствии с этим устанавливает базовую цену по формуле этого контракта. Но, оказывается, в какой-то момент времени по этой формуле базовая цена ниже рынка. И в этот момент создается ситуация, что даже при цене плюс 10% участников рынка выгодно балансироваться в минус (отрицательный небаланс), покупая этот газ у оператора по двум причинам. Первая - у них хорошая цена, вторая - в них отсрочка до 20 числа следующего месяца. Все, поставщики начинают покупать этот газ у Оператора через небалансы. А в конце третьего месяца Оператор выходит с заявлением - трейдеры отбирают газ из трубы, и Оператор несет убытки. Вопрос: как Оператор ГТС может нести убытки, если его минимальная маржа 10%. О убытки идет речь? Вы же продали трейдерам миллиард кубов, учитывая ориентировочную маржу в 40-50 миллионов гривен на этой операции. Так в чем проблема? А почему платформа пропускала такие номинации в закачки ресурса в ПХГ? Как это могло быть? Вот, только сейчас Оператор обратился в НКРЕКП - проверьте всех этих лицензиатов, так балансировались. Думаю, что если результаты проверок НКРЕКП не устроят лицензиатов, они пойдут в суды.
 
- А НКРЕКП проверило Оператора, почему он допустил такие операции? Почему он их не блокировал?
- Именно об этом и шла речь на открытом заседании НКРЕКП, которое состоялось 17 августа. Компании поставщики, которые присутствовали на заседании спрашивали у регулятора и Оператора, чем если было установлено, что кто-то из участников рынка злоупотребляет своими правами, то почему ОГТСУ сразу не обратился к НКРЕКП, а продолжал подтверждать номинации трейдеров на закачку газа в ПХГ, когда в системе не было газа для заказчиков? Заметим этого Оператор пошел радикальным путем предложил НКРЕКП - внесение изменений в Кодекс ГТС, чтобы ухудшить ситуацию для других добросовестных участников рынка увеличив для всех штрафы и уменьшив допустимые отклонения небалансов (толеранс) для всего рынка поставщиков.
 
- Какой результат этих слушаний?
- Изменения Кодекса, обнародовал Регулятор, никоим образом не учитывают замечаний и предложений игроков рынка. НКРЕКП не прислушался к поставщикам, и принял решение, исключительно в угоду Оператору ГТС. Более того, скажу, что эти изменения в Кодекс, они не решают проблемы избежания больших объемов положительных и отрицательных небалансов по итогам газовой суток у заказчиков услуг транспортировки. Вопрос лежит в плоскости выхода Оператора ГТС на биржу для осуществления балансирующих действий. Пока маржинальные цены Оператора будут определяться по долгосрочным контрактам, а не с помощью биржевых инструментов, в случае резкого колебания цен на рынке, небалансы непременно будут возникать.
 
- Роман, а как вы видите в целом развитие ситуации на рынке газа в Украине? Какие тенденции уже сегодня можно определить?
- Во-первых-идеи неистовый административное давление на участников рынка через принятие выше указанного постановления НКРЕКП, которая, как я уже сказал, проблемы с небаланса на рынке газа не решает, но, в случае ее принятия, приведет к свертыванию малого и среднего трейдинговых бизнеса .
Во-вторых - финансовое давление. Оператор ГТС по принципу «нейтральности», переносит на всех участников газового рынка долговые обязательства облгазов. То есть все участники заплатят за то, что с Оператором не рассчитываются облгазы. Плата за нейтральность за последние два месяца выросла в пять раз. Если брать на 1000 кубов - значит 80 гривен. Причем они даже не публикуют, как полагают, с чего сложилась такая цифра по нейтральности.
В-третьих -ценовая демпинг. "Нафтогаз" через свою дочернюю компанию ГК "Нафтогаз" продает газ по ценам ниже рыночных, при этом торгуя в ущерб даже себе. Об этом в прессе много сейчас пишут. Мы ждем расследования Антимонопольного комитета относительно ценовой политики Нафтогаза, которую он ведет как для не бытовой еще с начала лета, так и бытовых потребителей с августа.
И четвертый момент, для обеспечения прозрачного ценообразования и предотвращения демпинга со стороны группы компаний "Нафтогаз Украины", после открытия рынка газа для населения, крупнейшая в Украине государственная газодобывающая компания "Укргаздобыча" часть добытого ресурса продавать на бирже, а доступ к этому ресурсу на равных условиях должны получить все поставщики.
Одним словом, для меня лично все это выглядит как согласованные действия, чтобы не допустить конкуренцию на рынке природного газа со стороны монополиста. У нас есть закон, и он должен быть для всех один. Путем монополизации рынка мы к успеху не придем. Поймите, бенефициаром всех этих изменений должен быть конечный потребитель.
 
25 августа 2020