Запахло газом. Пока вы читаете эту статью, крупнейшие бизнес-группы заканчивают делить газовые месторождения Украины

Иван Шторгин – газовик с 40-летним стажем. В середине 1990-х он стал начальником буровой установки в государственной «Укргаздобыче». Последние годы Шторгин бл доволен работодателем: оклад 5000 гривен, социальные гарантии. «В конце 1990-х зарплату вообще не платили», - говорит он. До пенсии оставалось 5 лет и ничего менять в своей жизни буровик не собирался. Но летом 2010 к Шторгину пришли хедхантеры. На предложение перейти в луганский «КУБ-Газ», приобретенный самым богатым бизнесменом Польши Яном Кльчиком, он ответил отказом – не соблазнило даже обещание в четыре раза увеличить зарплату. «Не хотел оставлять родную Полтавскую область», - объясняет газовик. С осени 2011 года он работает в газовой компании «Гео Альянс», принадлежащей иктору Пинчуку: там ему сделали предложение, от которого он не смог отказаться. 
 
«Спрос на технических специалистов газовой отрасли увеличился в разы, - констатирует партнер рекрутинговой компании Talent Advisors Роман Бондарь. – На рынок выходят новые предприятия, а у старых игроков очень амбициозные планы. 
 
За четыре года цена на газ в Украине подскочила почти на 300 % - до 3500 грн.  за 1000 кубометров. Себестоимость добычи газа в нашей стране – 800 – 1600 гривен за тот же объем. Маржа в сотни процентов притягивает к украинским месторождениям новых игроков. «Нефтегаз сегодня – такая же модная тема, как недвижимость до кризиса или «аграрка» пару лет назад, - отмечает Президент ассоциации «Газовые трейдеры Украины» Роман Сторожев. – И пока цена на газ растет, желающих заработать на этом бизнесе будет все больше». 
 
В прошлом году частные компании установили рекорд добычи. Правда, объем пока невелик – 2 млрд. куб. м., или в девять раз меньше, чем добывают в Украине государственные компании. Но это не предел. British Petroleum оценивает подтвержденные запасы газа в Украине в 900 млрд. куб. м. Для сравнения: «Газпром» добывает столько топлива за неполные да года. Почти четверть украиснких месторождений ещё не застолблена госкомпаниями. 
 
До недавних пор изменчивость правил игры и коррумпированность отрасли сводили на нет желание бизнеса инвестироать. Но на этот раз может быть по-другому. Ни недвижимость, ни агросектор не могут похвастаться таким звездным составом инвесторов. К газодобыче проявляют интерес Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, Вадим Новинский, Виктор Пинчук и Дмитрий Фирташ. О том, чтобы начать этот бизнес в Украине, подумывают транснаиональные корпорации, среди которых наибольшую активность проявляет ТНК-ВР. 
 
Появление частного бизнеса в украинском газодобывающем секторе датируется 1994 годом, когда британская JP Kenny, которая позже стала называться JKX Oil & Gas, получила у правительства Ефима Звягильского четыре лицензии на разработку месторождений и даже привлекла под это кредит ЕБРР в $8 млн. Серьезного продолжения эта инициатива не получила. К началу нулевых на частников приходилось менее 4% добываемого в Украине газа. «Месторождениями мало кто интересовался, этот бизнес требовал инвестиций, отдачи от которых приходилось ждать несколько лет», — вспоминает Геннадий Руденко, руководивший в конце 1990‑х компанией «Укрнедрасервис», добывавшей газ в Харьковской области.
 
Активнее в отрасли действовали бизнесмены с хорошими связями на самом верху. Одним из основателей «Укрнедрасервиса» был председатель правления государственного «Нафтогаза» Игорь Бакай. В 1990‑е заложил фундамент своего газового бизнеса советник президента Кучмы, а позднее зампредправления «Укргазпрома» Николай Рудьковский, который добился для своей компании «Укрнефтегазтехнология» лицензии на разработку крупного Семиренковского месторождения с запасами в 15 млрд кубометров. 
 
Первый газовый бум случился в Украине в 2003 году. Истекал второй срок президентства Кучмы, и команда уходящего правителя спешила заработать на раздаче государственных активов частным предпринимателям. В то время как Фонд госимущества под диктовку сподвижников президента пристраивал «Криворожсталь», НЗФ и горнообогатительные комбинаты, за приватизацию недр отвечал Николай Злочевский, входивший в близкое окружение влиятельнейшего в те годы политика — главы президентской администрации Виктора Медведчука. Будучи руководителем Госкомприроды, Злочевский за год с небольшим выдал частным компаниям 52 специальных разрешения на разработку месторождений, причем большую их часть — в декабре 2004‑го, когда стало очевидно, что новым президентом будет Виктор Ющенко. Несколько лицензий досталось компаниям, близким к Злочевскому, остальное получили могущественные сторонники уходящего режима.
 
Премьер Юлия Тимошенко грозилась оспорить результаты предвыборного дележа, но довести это начинание до конца не смогла. Выдача лицензий практически прекратилась: только в самом начале правления «оранжевых» небольшую прибавку к своим газовым проектам получили Давид Жвания и Арсен Аваков, выступившие против Януковича на выборах 2004‑го.
 
За годы президентства Ющенко частники увеличили добычу на 32% — до 1,8 млрд куб. м. «Большинство так называемых инвесторов получили доступ к скважине благодаря админресурсу, — констатирует бывший замминистра топлива и энергетики Бурзу Алиев. — Они не собирались вкладывать большие деньги в разведку и технологии, по многим соглашениям о совместной добыче права государства ущемлялись».
 
Газовый рынок образца 2009 года — это около 50 мелких компаний, из которых регулярной добычей занимались от силы 30. На них приходилось менее 9% от всей добычи газа в стране.
 
После инаугурации президента Януковича, программа которого предусм тривала либерализацию экономики, украинский нефтегазовый сектор снова стал интересной инвестиционной идеей. На этот раз за контроль над недрами решили побороться крупнейшие финансово‑промышленные группы.
 
Новые руководители начали с захвата командных высот.
 
В марте 2010 года коллектив государственной «Укргаздобычи», на которую приходится около 75% всей добычи в стране, собрали в актовом зале. Все было готово к вручению букета цветов новому руководителю компании. Глава «Нафтогаза» Евгений Бакулин, недавно утвержденный в этом качестве с подачи нового министра энергетики Юрия Бойко, должен был представить коллективу Евгения Корнейчука. Но за несколько минут до начала церемонии, когда Корнейчук на своем автомобиле уже подъезжал к офису компании, «наверху» все переиграли. Сотрудников, извинившись, отпустили. На следующий день букет вручали уже Юрию Борисову, который прежде трудился гендиректором фирташевской компании Ostchem Holding.
 
Борисов взялся за дело засучив рукава. За два года под его руководством компания сократила добычу на 300 млн куб. м, зато получила 14 новых лицензий.
 
«Законодательство Украины до сих пор относится «по‑свойски» к госкомпаниям и позволяет им получать спецразрешения в обход аукциона», — объясняет старший юрист юридической компании B.C. Toms & Co Олег Крикавский. Руководитель «Укргаздобычи» какие‑либо преференции опровергает: новых лицензий выдано всего три, остальные были получены еще при Ющенко, а сейчас их просто переоформили — «с разработки на добычу газа». Разговаривать с Forbes под диктофон Борисов отказался.  
 
Падение производства и пополнение запасов — далеко не все новости из жизни государственной компании. Под боком у Борисова вырос новый крупный — по украинским меркам — частный производитель «Карпатыгаз». Компания сотрудничала с «Укргаздобычей» еще с 2002 года, в числе ее владельцев была жена тогдашнего руководителя госкомпании Ильи Рыбчича. В 2008‑м (более свежих данных нет) «Карпатыгаз» добыла 153 млн куб. м газа.
 
Новая жизнь компании началась летом 2010‑го. Единственным ее владельцем стала зарегистрированная в мае того же года в Швеции Misen Enterprises AB. По данным скандинавского бизнес‑портала allabolag.se, Misen входит в группу Sadkora. Сайта у последней нет, информация о ее владельцах непублична, а большинство ее проектов были реализованы в середине 1990‑х годов в России.
 
При новом владельце «Карпатыгаз» быстро нашел общий язык с государством. В июне 2011‑го «Укргаздобыча» предоставила в распоряжение компании 120 скважин на 26 своих месторождениях под обещание вложить в их эксплуатацию $230 млн в 2012 году. Представитель «Укргаздобычи» такой щедрый подарок объясняет тем, что «скважины малодебитные, аварийные и нуждаются в оздоровлении». Нового «эксплуатанта» аварийность не пугает: «Карпатыгаз» объявил, что собирается увеличить добычу в 2012‑м в три с лишним раза — до 939 млн куб. м. В этом случае она станет самым крупным частным предприятием в украинском газовом секторе. К 2015 году добычу планируется нарастить до 1,8 млрд куб. м. В активе компании имеется также лицензия на поставку газа промышленным потребителям до лета 2016‑го. 
 
Сегодня владельцем «Карпатыгаза» является шведская Svenska Capital Oil, поглотившая Misen Enterprises, для которой это первый и единственный проект в нефтегазовой отрасли. С лета прошлого года украинские сайты по трудоустройству пестрят объявлениями о найме сотрудников в масштабный нефтегазовый проект KarpatyGaz. 
 
Откуда у украинских властей такая любовь к иностранным инвесторам? Чиновник Минэкологии только смеется в ответ. По его словам, за «шведами» стоит Дмитрий Фирташ. Эту же версию Forbes услышал от бывшего топ‑менеджера «Укргаздобычи».
 
Пресс-служба Group DF, управляющей активами Фирташа, не нашла возможности прокомментировать эту версию. Прояснить ситуацию согласился Борисов: он отрицал связь компании «Карпатыгаз» с Фирташем, но был против того, чтобы его цитировали в журнале. Отрицает связь компании с Фирташем и управляющий партнер «Карпатыгаза» Сергей Пробылов. «Это неправдивые слухи, которые распускаются конкурентами», — утверждает он. До прихода в «Карпатыгаз» Пробылов работал в проектах президента Украинской футбольной премьер-лиги Виталия Данилова, у которого был бизнес по добыче газа в Харьковской области. Сам Данилов говорит, что проектов в газовой отрасли у него на сегодняшний день нет.
 
Несмотря на отсутствие информации об истинных бенефициарах «Карпатыгаза», версию о непричастности Фирташа к компании отметать нельзя. В конце концов особые украинско‑шведские отношения восходят еще ко временам Карла XII.
 
Олигархи первой волны интереса к газодобыче не скрывают. Ахметов, Новинский и Пинчук используют схожие стратегии — они готовы скупать мелких игроков и рассматривают возможность привлечения западного партнера.
 
Весной 2009 года на стол основателя «Смарт‑холдинга» Вадима Новинского легла папка под названием «Консолидация нефтегазовых активов в Украине». Презентацию несколько месяцев готовил новый топ‑менеджер «Смарта» Алексей Тимофеев. Выходец из НАК «Нафтогаз» не особо рассчитывал на то, что предложенная им инвестпрограмма заинтересует миллиардера, сколотившего состояние в металлургии. Дорогостоящих проектов у Новинского было предостаточно. Но судя по новостям, Тимофеев подобрал убедительные аргументы.
 
В начале 2011‑го «Смарт‑холдинг» купил 70% акций британской Regal Petroleum за $122 млн. Кроме Новинского на компанию претендовал Пинчук, но «Смарт‑холдинг» предложил больше денег. «Это была сложная сделка в лучших традициях классического публичного M&A, — вспоминает Тимофеев. — Множество миноритарных акционеров, конкуренция со вторым покупателем, активный диалог с советом директоров». 
 
Вопрос, продавать компанию или нет, перед акционерами Regal не стоял. За несколько месяцев до сделки правительство Азарова объявило ее «персоной нон грата», приостановив действие лицензий, выданных компании в Украине. После перехода под контроль «Смарт‑холдинга» лицензии были восстановлены, новый владелец объявил о намерении инвестировать десятки миллионов долларов в бурение новых скважин. 
 
За прошлый год Regal добыл всего 36 млн куб. м. Стоила ли игра свеч? Тимофеев уверен, что стоила: через несколько лет объемы добычи возрастут в десятки раз. Рост добычи начнется уже в 2012-м. Regal — не единственное приобретение «Смарт-холдинга». Весной 2011 года компания Новинского предложила киевскому бизнесмену Игорю Воронову $180 млн за предприятие «Укргазвидобуток» с запасами 6 млрд куб. м. «После того как мы закроем все запланированные сделки, ресурсная база компании превысит пятьдесят миллиардов кубометров», — утверждает Тимофеев. В этом случае «Смарт» станет самым крупным частным инвестором в отрасли.
 
Проиграв схватку за Regal, Пинчук пытается наверстать упущенное за счет партнерства с иностранным инвестором. По словам высокопоставленного чиновника Госгеонедр, «Гео Альянс» Пинчука ведет переговоры с нефтегазовой компанией из Канады.
 
Пинчук был одним из первых представителей крупного бизнеса, заинтересовавшихся добычей газа в Украине. Он начал скупать мелкие компании еще в 2004 году. Ранний старт не помог завоевать лидерство — «Гео Альянс» занимает третье место по объему добычи среди частных компаний. 
 
«Пинчук не готов вкладывать большие деньги в данный бизнес. Для этой роли они хотят привлечь стратегического инвестора», — говорит один из участников рынка. Впрочем, от возможности приобрести кого‑то из местных игроков управляющие Пинчука также не отказываются. В 2011‑м руководители «Гео Альянса» присматривались к ряду небольших нефтегазовых компаний, но до сделок так и не дошло. Геннадий Газин, гендиректор управляющей активами Пинчука компании EastOne, планы «Гео Альянса» комментирует лаконично: «На этом рынке все друг с другом общаются». 
 
На Украинском энергетическом форуме — 2012 самой заметной по числу участников была ахметовская ДТЭК. В прошлом году в ней появилось отдельное направление — ДТЭК «Нафтогаз». «Весь прошлый год мы формировали команду, — рассказывает гендиректор ДТЭК Максим Тимченко. — У нас большие планы на этот год: нас интересуют получение лицензий и покупка уже работающих компаний».
 
Наряду с чиновничьегазовой номенклатурой и отечественными миллиардерами на украинском нефтегазовом рынке есть и третья сила. Это крупные иностранные инвесторы.
 
«Первая пятерка нефтегазовых компаний мира интересуется украинским рынком», — сообщает руководитель Госгеонедр Эдуард Ставицкий. На вопрос, не шутка ли это, Ставицкий уверяет, что он так же серьезен, как намерения транснациональных корпораций. Одного процента почти полутриллионной выручки ExxonMobil хватит, чтобы скупить все частные газодобывающие компании Украины. Другое дело, что львиная доля отечественных предприятий не удовлетворяет минимальным требованиям к прозрачности структуры собственности и законности получения активов.
 
Крупнейшая сделка последних лет — приобретение в 2010 году 70% акций «КУБ-Газа» польской Kulczyk Oil за $45 млн. Старший юрист CMS Cameron McKenna Виталий Радченко, сопровождавший эту сделку, описывает ее так. Польский миллиардер Ян Кульчик давно интересовался украинским рынком: с 2008 года его представители вели переговоры с несколькими отечественными компаниями. «У всех потенциальных продавцов активов, аудит которых мы проводили до этого, были проблемы с юридической чистотой лицензии, полнотой документации или оформлением права собственности на землю, скважины и инфраструктуру месторождений», — рассказывает Радченко. У всех, кроме «КУБ-Газа» на Луганщине.
 
«Собственники решили продавать компанию, а Кульчик занимался подбором активов в разных странах для того, чтобы опробовать канадскую технологию бурения», — рассказывает бывший миноритарный акционер «КУБ-Газа» Олег Титамир.
 
Сделку закрыли быстро. «Документы, предоставленные нам для аудита, были оформлены должным образом. В инвестиционном плане компания была «чистой и подготовленной», — вспоминает Радченко. Но даже «чистая» украинская компания не разглашает информацию о собственниках. Один из участников сделки говорит, что к проекту имеет отношение семья бывшего и.о. премьера Звягильского.
 
За год работы поляков добыча «КУБ-Газа» возросла на 50%. На 2012‑й менеджеры Кульчика запланировали бурение нескольких новых скважин и подбор следующих объектов для поглощения.
 
В конце 2011 года акционеры ТНК‑BP определились с дальнейшей стратегией корпорации в Украине. Сразу несколько участников рынка утверждают, что ТНК‑BP ведет переговоры о покупке крупнейшего частного игрока на этом рынке — компании «Нефтегаздобыча», которую оценивают в диапазоне $600–800 млн. В ТНК‑ВР от комментариев по этому вопросу отказались.
 
У лидера отечественного рынка непростая судьба. За «Нефтегаздобычу» долгие годы боролись Петр Порошенко, Николай Рудьковский и Нестор Шуфрич. Двое последних вышли из этой схватки победителями, но после прихода к власти Януковича на компанию усилилось давление. В феврале 2012‑го неизвестные похитили ее гендиректора Олега Семинского. Шуфрич и Рудьковский, второй год подыскивающие покупателя для компании, всячески избегают общения с прессой. В марте 2012‑го корреспондент Forbes поговорил с Шуфричем на одном из светских мероприятий в Киеве. Тот был немногословен: к «Нефтегаздобыче» имеют отношение члены его семьи. Переговоров о продаже он не ведет, а пропавшего директора ищут.
 
Апрель 2012 г.
Forbes Украина