Рента за рентой законы подавай

На прошлой неделе больше всего споров в Верховной Раде вызвали два животрепещущих вопроса – дискриминация секс-меньшинств и газодобытчиков. Первым повезло больше. Их поправку все-таки протолкнули. А вот законопроект о снижении рентной платы на природный газ остался непроголосованным. Правительственная коалиция так и не определилась, что хуже: недополучить 10 млрд грн. сегодня или 3 млрд куб. м газа уже завтра.
 
Заложники субсидий
 
Если Украина стремится к энергетической независимости, то сохранение самых высоких ставок рентной платы на добываемый в стране газ – путь явно не туда. Заоблачные налоги – это последнее, что поможет интенсифицировать газодобычу и привлечь инвесторов. Тем не менее сейчас крупнейший отечественный добытчик – госкомпания "Укргазвыдобування" – должна платить в казну 70% от цены каждого полученного кубометра газа. Такая же ставка действует и для предприятий, сотрудничающих с УГВ на условиях договоров о совместной деятельности. У полностью независимых добытчиков ситуация чуть лучше. Для них установлена ставка 55% при добыче на глубинах до 5000 м и 29% – для более глубоких залежей. Но все познается в сравнении.
 
В Европе система налогообложения недропользователей в разных странах устроена по-разному. Но если обобщать, то самый высокий показатель платы за добычу нефти или газа в Дании. Он равен 39%. У остальных ниже, иногда существенно. Например, у украинских соседей, наиболее преуспевших в добыче углеводородов – Румынии и Польши – налоговые ставки равны 30% и 19% соответственно. Аргументация Кабмина, что за счет взимания ренты власти могут платить населению субсидии по коммунальным платежам, ущербна в корне. От нее веет психологией то ли Робин Гуда, то ли Дон Кихота. Получается, что у газовиков отнимают доходы, чтобы отдать их "простым людям", которые отдадут их тем же газовикам. Но при этом в процессе задействован целый государственный механизм перераспределения, где часть денег благополучно испаряется, а часть идет на обслуживание самого механизма.
 
Газовое лобби в течение всего года пыталось убедить правительство в неверности такого подхода. И правительство почти готово было тихо признать свою ошибку, пойдя в 2016 году на попятную (в текущем году никто уже бюджет перекраивать не будет). Но в тему на любимом коне ворвалась Юлия Тимошенко. И превратила проблему в шоу. Лидер "Батькивщины" поставила знак равенства между ставками ренты и тарифов на услуги ЖКХ. Теперь сотня экспертов может доказывать, что прямой связи между ними нет, электорат уже не поверит. А Тимошенко в любом случае – в выигрышной ситуации. Снизят тарифы – значит, ее заслуга. Не снизят – козни врагов.
 
Согласно заявлениям Юлии Тимошенко, снижение ренты до уровня 29% позволит уменьшить тарифы наполовину. Отраслевые специалисты говорят, что на самом деле доля ренты в конечной цене газа составляет не более 15%. К тому же база начисления этого налога для разных участников рынка отличается между собой. "Укргазвыдобування" платит 70% от цены 1590 грн./тыс. куб. м, частные добытчики – 55% от почти 7000 грн./тыс. куб. м. Поэтому наиболее остро этот вопрос стоит именно для государственной компании. Хотя в силу своего статуса она не позволяет себе поднимать столько шума, как депутаты и частные добытчики.
 
Падать будем?
 
Однако на одном из круглых столов нынешней осенью председатель правления "Укргазвыдобування" Олег Прохоренко все же сознался: при ренте в 70% компания долго не выстоит. В идеале ей нужно заложить 15 млрд грн. капитальных инвестиций, чтобы обеспечить прирост добычи природного газа в 2 млрд куб. м. Примерно 5 млрд грн. необходимо, чтобы удержать добычу хотя бы на нынешнем уровне. Если же рента вымоет все инвестиционные средства, то падения добычи не избежать. Она уже и так падает (по результатам первого полугодия-2015 – на 4%). А в 2016, если ничего не изменится, угол падения может составить все 15% (минус 2 млрд куб. м за год). Этот дефицит необходимо будет компенсировать за счет импорта – по нынешним ценам это примерно 13 млрд грн.
 
Еще на 0.5 млрд куб. м обещают упасть на следующий год частные добытчики. "При цене на газ в 170 долл. и ренте 55% газодобывающей компании остается 77 долл. дохода после уплаты ренты, – утверждает один из их парламентских адвокатов, замглавы комитета по вопросам ТЭК Ольга Белькова. – Этого достаточно для покрытия необходимых операционных расходов, но даже близко недостаточно для покрытия капитальных". По ее расчетам, в Украине сейчас размер таких расходов варьируется от 87 долл. до 111 долл. Правда, на ренту при такой арифметике вообще ничего не остается – максимум 15%.
 
На такое радикальное понижение никто, конечно, не пойдет. Последнее правительственное предложение сводится к тому, чтобы частникам снизить ренту с 1 января 2016 года (с 55% до 29% – для глубин до 5000 м и с 29% до 14% – для глубин свыше 5000 м), а "Укргазвыдобуванню" – только с 1 июля (до 55%). Для предприятий же, работающих с УГВ по договорам о совместной деятельности, ставка должна сохраниться на нынешнем уровне – 70%. Однако на прошедшей сессионной неделе эту версию проголосовать так и не успели. А попадет ли она в повестку дня заседаний после 24 ноября, будет зависеть от того, как сторгуются участники коалиции на совещательном совете.
 
Два узла
 
Самыми спорными продолжают оставаться две нормы. Первая касается слишком долгой отсрочки для "Укргазвыдобування". До снижения ренты компания может и не дотерпеть. Или еще глубже погрузиться в кредитный омут. Сейчас она уже должна банкам более 3 млрд грн., ведет переговоры о привлечении еще 2 млрд грн. от одного из украинских госбанков и претендует на часть китайского кредита, о котором Киев договорился с Пекином еще три года назад.
 
Второй дразнящий момент – рента для договоров о совместной деятельности. Оставить ее на уровне 70%, наверное, справедливо, поскольку участники таких договоров понесли значительно меньшие затраты и риски на этапе подготовительных работ. У "Укргазвыдобування" сегодня имеется 12 таких договоров. "В совместную деятельность отдавались лучшие скважины", – отметил на днях нынешний глава УГВ Олег Прохоренко, намекая на предшественников. Если бы сейчас кто-то ставил вопрос о разрыве договоров, он, похоже, был бы не против. Но давние партнеры так просто уходить с насиженных мест не собираются. У них есть своя поддержка в Верховной Раде, и они еще поборются за более низкую ренту для своих скважин.
 
Впрочем, во всех существующих ныне версиях законопроекта рента рассматривается исключительно в социальном ракурсе – или в качестве источника финансирования субсидий, или в качестве способа снизить цену на газ для населения. Свое первостепенное призвание – формировать капитал для увеличения национальной добычи полезных ископаемых, в первую очередь углеводородов, она давно позабыла. Это примерно тот же случай, что и с акцизом на топливо, который якобы должен идти на ремонт дорог.
 
Хотя в возне вокруг ренты как-то забывается, что в газовом тарифе есть составные, которые намного больше влияют на цену. Например, маржа НАК "Нафтогаза Украины" от продажи газа населению составляет 3 451,8 грн. с каждой тысячи кубометров. Это в два с лишним раза больше, чем сам НАК платит за добытый газ "Укргазвыдобуванню", при этом он не бурит, не сеет, не пашет. Иррациональность такого распределения доходов очевидна. Ведь указанная маржа идет на перманентное спасение "Нафтогаза Украины" от банкротства. Но пока искусственно поддерживается жизнь "мамы", ее "дочке" хронически не хватает средств на развитие.
 
 
 
18 ноября 2015
http://uaenergy.com.ua/