Глава "Укргаздобычи" Олег Прохоренко: Нас сдерживает отсутствие финансового ресурса


Крупнейшая газодобывающая компания Украины "Укргаздобыча" намерена привлечь специалистов международного уровня для тщательного аудита собственных месторождений и скважин. "Это будет революционная работа", - заявил в интервью РБК-Украина глава ПАО "Укргаздобыча" Олег Прохоренко. По его словам, именно независимая внешняя международная экспертиза даст возможность разработать обоснованную инвестпрограмму и детально продумать стратегию развития добычи отечественного газа.
 
РБК-Украина: Глава "Нафтогаза" Андрей Коболев, представляя годовой финотчет своей компании, говорил в частности о том, что вы должны разработать стратегию добычи украинского газа. На каком этапе эта стратегия? Что в ней станет принципиально новым?
 
Олег Прохоренко: Принципиально новым станет то, что мы намерены при разработке этой стратегии использовать международный опыт. Мы планируем провести технический аудит наших месторождений и скважин с помощью международных экспертов. То есть первый раз в истории компании мы привлечем международных специалистов по бурению, по управлению резервуарами, по интенсификации месторождений и скважин для того, чтобы они дали оценку, за счет чего, каких методов, каких технологий и каких инвестиций мы можем обеспечить наиболее эффективную добычу.
 
Это будет революционная работа. Я уверен, что в ходе этого аудита откроется много интересного, чего раньше никто не видел. Потому что с одной стороны наши геологи говорят о том, что у нас истощена ресурсная база, а с другой стороны мы видим, что компания продолжает добывать газ. Поэтому стоит вопрос, как дальше развиваться.
Когда мы проведем этот технический аудит, мы поймем реальное состояние наших месторождений. Кроме этого, независимая внешняя международная экспертиза даст нам рекомендации, по какому месторождению какие потребуются инвестиции, и какой у них потенциал. Тогда мы сможем разработать инвестпрограмму и, собственно, стратегию развития добычи.
 
РБК-Украина: Какие международные компании могут быть привлечены к такому аудиту?
 
Олег Прохоренко: Мы оценивали предложения от разных компаний. На одной из встреч, на которой я побывал в Хьюстоне, удалось выйти на специализированный альянс 30 самых крупных нефтегазовых международных и национальных компаний, который называется Peter Skills. Пока что мы с ними прорабатываем этот вопрос. В чем их преимущество, так это в том, что они могут привлекать экспертов и специалистов из 30 крупнейших нефтегазовых компаний, как национальных, так и международных.
 
Альянс этот основали British Petroleum и Shell, потом к нему присоединились такие гиганты, как SaudiAramco, MOL, Petronas, KuwaitPetroleum, Repsoll - это из национальных компаний. Из международных - это Chevron, Maraphon, Devon, Anadarko. Я общался с представителями этого альянса в их штаб-квартире. Сейчас мы обсуждаем рамки этого сотрудничества и финансирование. На данный момент для нас, конечно, в приоритете внешнее финансирование. Но если мы не найдем обоюдного решения, то будем искать пути для финансирования за счет собственных средств.
 
Проведение такого аудита важно для того, чтобы вести диалог с международными финансовыми институтами, и в дальнейшем обсуждать с крупными международными инвесторами проекты соглашений о разделе продукции (СРП). Эта работа необходима, потому что потом она позволит нам вести переговоры с международными финучреждениями такими как ЕБРР, Европейский инвестиционный банк, Мировой банк. У них будет понимание, что у нас есть независимый взгляд на наши ресурсы, понимание перспектив и потенциала развития компании. А значит и понимание того, что если они дадут нам деньги на развитие, то у нас будет возможность эти деньги вернуть.
 
РБК-Украина: Вы обсуждали с представителями международных компаний ситуацию с рентной ставкой?
 
Олег Прохоренко: Естественно, этот вопрос их волнует, но здесь есть некое ответвление в том, что СРП подразумевает отдельные ставки от общего режима. В этом как раз привлекательность этих соглашений. Соответственно, если эти ставки будут существовать, то это тот привлекательный режим, который позволит инвесторам заходить под конкретные объекты, где понятен объем вложений и алгоритм возврата инвестиций.
 
РБК-Украина: Вы уже наверняка прорабатывали разные сценарии развития. Расскажите, каким оно может быть, в зависимости от того, будет ли снижена рентная ставка для госкомпаний.
 
Олег Прохоренко: Нужно понимать, что это вопрос баланса интересов Минфина, государства, что это финансовые ресурсы для покрытия субсидий. И мы это понимаем. Но с нашей точки зрения, чем быстрее будет снижена рента, тем быстрее мы сможем поставить вопрос о стабилизации добычи и наращивании объемов производства. Потому что это индустрия, которая требует долгосрочных инвестиций.
 
Инвестиции, которые мы делаем сейчас, позволят наращивать добычу или стабилизировать добычу в перспективе двух-трех лет. Поэтому чем быстрее мы снизим рентную ставку, тем быстрее мы сможем инвестировать и получать от этого результат. Но это не касается следующего года. Сейчас у нас задача, прежде всего, стабилизировать добычу.
 
РБК-Украина: Вы просчитывали, насколько вырастет добыча, когда ставка будет снижена?
 
Олег Прохоренко: Если будет снижена ставка, то для нашей компании реально к 2020 году иметь добычу на уровне 20 млрд куб. м в год. Это наша оценка, которая основывается на внутреннем анализе, но она требует подтверждения. И как раз для этого мы и хотим привлечь международных экспертов, которые бы дали оценку месторождений и скважин, чтобы сформировать понимание, насколько эта цифра реальна. Возможно, порядок цифр окажется несколько другим.
 
РБК-Украина: Прокомментируйте заявления некоторых политиков, которые привязывают снижение рентных ставок к цене на газ.
 
Олег Прохоренко: Это два разных вопроса. Вопрос цены газа - это глобальная реформа, которая в Украине назрела еще 20 лет назад. Чем быстрее Украина придет к коммерческим ценам на газ, тем для нее лучше. Вопрос ренты - это вопрос изъятия платежей в государственный бюджет, вопрос балансирования бюджета, это вопрос, каким образом Минфин планирует наполнение бюджета, вопрос источников покрытия его потребностей.
 
Этот вопрос никак не связан с ценой на газ. Тот, кто такое говорит, занимается популизмом. Чем быстрее мы уйдем от него, тем быстрее мы реформируем цены в этой стране, тем быстрее мы выйдем на нормальные рыночные отношения, где компании добывают газ по нормальным коммерческим ценам. Это позволит развивать добычу.
 
Нас сдерживает отсутствие финансового ресурса, когда мы его получим, мы сможем инвестировать больше и наращивать добычу. Пока компания не может этого делать, мы находимся в режиме поддерживания добычи на сегодняшнем уровне. Говорить о развитии в такой ситуации сложно.
 
РБК-Украина: Как вы оцениваете возможность приватизации "Укргаздобычи" в ближайшие годы?
 
Олег Прохоренко: Это стратегический вопрос для государства. Сейчас "Укргаздобыча" в списке стратегических предприятий, которые не подлежат приватизации. Для того чтобы поднимать вопрос о приватизации компании, требуется решение на уровне парламента, президента и Кабмина о том, является ли добыча газа стратегической для этой страны, нужно ли здесь государственное присутствие. Плюс, в какой пропорции нужно государственное присутствие в компании.
 
Страны решают такие вопросы по-разному. Есть страны, где, например, нефтегазовая отрасль рассматривается, как стратегическая - это Россия, Норвегия, США, но потом поднимается вопрос о государственном присутствии. Например, в той же Норвегии есть компания Statoil, которая государственная, но есть и частное присутствие, в США, например, нет государственных компаний, все компании принадлежат частным инвесторам. Также есть Саудовская Аравия, где компании только государственные, то есть там нефтегазовая отрасль - это стратегический ресурс, который полностью подконтролен государству.
 
РБК-Украина: Какой формат, по вашему мнению, наиболее приемлем для Украины?
 
Олег Прохоренко: Я считаю, что для Украины наиболее приемлемым вариантом был бы тот, при котором доля компании, например, 60%, продается крупному международному инвестору уровня BP, Shell, Chevron, но значительная доля, блокирующая, остается у государства, которое через совет директоров будет влиять на стратегию и принятие решений в этой компании. Например, о том, сколько и во что инвестировать. Но для обеспечения максимальной эффективности, я считаю, что контрольный пакет в перспективе, наверное, пяти лет, должен быть у какого-то стратегического большого инвестора.
 
 
 
19 ноября 2015
РБК-Украина